сменить профессию юриста на какую

podarok korobka lenta 195967 1280x720 Статьи

Куда пойти работать разочарованному юристу

Вопрос карьерному консультанту:

Проблема в том, что не могу определить, куда пойти работать. Юридическое образование сейчас не пользуется особой популярностью, нужны экономисты, технари, айтишники. В продажи идти не хочу, не умею «втюхивать» людям то, что им не нужно. Можно было бы пойти куда-нибудь учиться (если понять, куда, на какую специальность), но это слишком большая потеря времени (3 года на второе высшее) и непредвиденные расходы (у меня семья и четко распланированный бюджет), и опять же где-то все это время надо будет работать, поскольку здесь сидеть и окончательно терять профессионализм бессмысленно. Заранее спасибо за советы. Константин, юрист.

КК: Добрый день, Константин.

Проблемы, о которых вы пишете, похожи на огромный спутанный клубок. Если хотите его распутать, начинайте решать каждую задачу отдельно – по одной «ниточке»:

Задача 1. Определиться с приоритетами. Вы упоминали о том, что вам в работе не нравится. А чего бы вы хотели вместо этого? Что вам сможет дать новая работа такого, чего не хватает на нынешней? Что в вашей работе должно быть обязательно, без чего вам совершенно нельзя обойтись? Определите, к чему вы стремитесь, и только после этого выбирайте варианты действий.

Задача 2. Понять, что смена профессии – это цель, которая требует для своей реализации определенных ресурсов. То есть, на нее ПРИДЕТСЯ потратить дополнительное время, деньги и усилия, ПРИДЕТСЯ учиться и нарабатывать опыт. Если вы к этому не готовы, лучше от этой цели отказаться. Тогда попробуйте сменить только свою специализацию (на другую область права) или работодателя.

Задача 3. Если решите вторую задачу, можно переходить к профориентации – то есть, найти для себя подходящую профессию. И не стоит ограничиваться только тем, что сейчас «модно» на рынке труда – мода, как известно, приходит и уходит. А вот сфера ваших способностей и интересов более постоянна, поэтому выбирайте новую профессию с учетом этих внутренних, а не только внешних факторов. Если будете заниматься тем, что нравится, и постоянно развиваться, будете востребованы на любом рынке.

Татьяна Фиппс, карьерный консультант.

Задайте свой вопрос, заполнив анкету, и получите ответ.

Источник

Сменить профессию: как юристы становятся гончарами, бизнесменами и психологами

55521

Гончарное искусство

55353Денис Ипполитов

Денис Ипполитов с детства любил гуманитарные дисциплины. В 11 классе он вдруг надумал поступать в Высшую пожарно-техническую школу вместе с другом. Но в итоге все же попал на юридический факультет, а потом стал работать по специальности. «Моя юридическая карьера была очень интересной и насыщенной. Я никогда не был офисным теоретиком, всегда тяготел к практике. В «Газпроме» мы участвовали в разработке логистических схем, выезжали на место, искали базы, договаривались об условиях договоров. Ощущение сопричастности к чему-то большому очень вдохновляет. К тому же у меня была большая судебная практика, в разное время приходилось буквально жить в Московском областном и городском арбитражах». Но спустя время возникло ощущение, что в рамках профессии сделано все.

Параллельно Ипполитов посещал Школу гончарного искусства Александра Поверина, которую окончил в 2011 году. «Целых шесть лет керамика не отпускала меня. В 2017 году я оставил карьеру юриста и основал гончарную мастерскую «Троицкая Керамика». Гончарное искусство – это, наверное, самая древняя известная технология человеческой цивилизации. Все стихии принимают участие в производстве керамики. Глина – это земля, землю мы растворяем водой, потом все это сохнет на воздухе, а затем обжигается в огне. Разве не романтично? Наблюдать за эмоциями людей, которые впервые садятся за круг, когда у них что-то получается, бесценно», – делится Ипполитов.

Юридическая психология

В 2013 году Сорокина охладела к юридической профессии и поступила на второе высшее в Московский Институт Психоанализа. «Параллельно с учёбой на втором высшем я проходила годовой курс по коучингу, бизнес-тренингу, курс НЛП-практик. Сначала я хотела совсем уйти из юриспруденции и стать психологом. Но потом поняла, что жалко хоронить красный диплом МГУ и опыт международного консалтинга. Я стала размышлять, как объединить опыт с новыми знаниями и принести этим пользу другим людям», – рассказывает Сорокина.

Пришло решение – объединить юриспруденцию, психологию и бизнес. В начале 2018 года Сорокина начала проводить тренинги и мастер-классы в Noerr и от имени Noerr на внешних площадках. А 31 мая 2018 года объявила старт собственного проекта – Soft Skills Law Academy. С 1 сентября 2018 года Сорокина уволилась из Noerr и полностью посвятила себя развитию преподавания «мягких навыков» [это неспециализированные личностные, социальные и менеджерские качества, важные для карьеры. От дисциплины до умения слушать].

За два года на счету проекта корпоративные тренинги и мастер-классы в юридических фирмах и департаментах по всей России, видеокурсы. В 2019 году Сорокина запустила онлайн-обучение преподавателей курса Soft Skills for Lawyers со всей России. Основная цель – чтобы «мягкие навыки» были у всех студентов юрфаков.

Преподавание

55360Елена Орлова

Елена Орлова решила стать юристом по совету мамы, которая работала на государственной службе. Окончила МГЮА с красным дипломом, в 2013 году поступила на работу в Верховный суд. «Я была уверена, что это навсегда. Ведь это то, к чему я стремилась», – говорит Елена. Но через год она начала чувствовать внутренний дискомфорт. «Мне стало казаться, что я будто не живу. Вроде все хорошо: престижная работа, стабильный заработок, социальный пакет, образованные коллеги. Но вкус жизни пропал. Свою внутреннюю нереализованность я сублимировала через спорт. Именно в то время я попробовала триатлон (плавание – велосипед – бег), а затем установила личный беговой рекорд на 10 км», – вспоминает Орлова.

Она поступила на заочное отделение педагогического вуза, а спустя некоторое время наткнулась на вакансию преподавателя обществознания в сети образовательных центров, которые занимались подготовкой школьников к экзаменам. Прошла онлайн-тестирование, получила приглашение на очное собеседование. «И наступила тишина. По будням я работала в суде, а выходные проводила в педагогическом институте, слушая лекции про Древний Египет и Тутанхамона XVIII, от которых пахло плесенью и безнадегой. Не помню, сколько месяцев прошло, сколько километров я набегала в парке, но в сентябре 2015 я получила приглашение в ту самую образовательную компанию. Подготовила кусочек урока, презентацию, сделала учительскую причёску (как у Алисы Фрейдлих в «Служебном романе») и приехала в главный офис», – рассказывает Елена. После нескольких месяцев обучения ей доверили группу выходного дня. А в 2016 году она окончательно поменяла юриспруденцию на преподавание.

Орлова преподает обществознание уже пять лет. «Два года я трудилась на образовательную компанию, а затем получила статус индивидуального предпринимателя. Я организовываю и веду очные и дистанционные занятия, преподаю в частной школе. С будущего года планирую запустить линейку курсов для школьников по основным предметам», – поделилась Орлова. Кроме того, с 2018 года она работает корреспондентом YouTube-канала Sport Vision. «Мы снимаем репортажи о спортивных массовых мероприятиях, ездим в командировки в регионы, делаем интервью и стримы с героями из сферы любительского спорта. Это прекрасное дополнение к моей основной работе», – делится Елена.

Образовательный бизнес

55358Дмитрий Захаров

После окончания университета Дмитрий Захаров переехал в Москву и начал юридическую карьеру в энергетике: сначала в небольшой генерирующей компании, затем в «Совете рынка» – некоммерческой организации, которая регулирует электроэнергетический рынок. «Это была отличная работа: офис в ЦМТ с видом на «Сити», хорошая зарплата, соцпакет. В общем, все те «плюшки», к которым мы так привязываемся в крупных компаниях. Там я проработал счастливых четыре года», – вспоминает Захаров. В 2015 году ему предложили работу в «Норникеле» с антимонопольным профилем. «Сказать, что я был очень рад, – ничего не сказать! Я вырос до начальника отдела по управлению антимонопольными рисками, выиграл пару дел в Верховном суде», – рассказывает Захаров. В 2017 году он реализовывал проект по внедрению системы антимонопольного комплаенса в группе компаний «Норильский никель». «Этот процесс сильно вымотал меня морально и физически: обсуждения, совещания, согласования, замечания. Это было сложное время, нервы на пределе, здоровье тоже начало подводить. В итоге я уволился из компании в никуда», – вспоминает Захаров.

Он отправился со своей девушкой в Индию, а к возвращению в Москву решил, что хочет заняться ресторанным бизнесом. Захаров подготовил бизнес-план и открыл кафе. Дело пошло, выручка росла. Но продержался бизнес недолго. «Меньше чем через год мы получили уведомление о расторжении договора аренды. Как бы я ни старался договориться (предлагал увеличение арендной платы в два раза, новый ремонт, что-то еще), всё было тщетно. И вот в декабре вместо подготовки к новому году мне нужно было куда-то деть кучу оборудования и мебели, попрощаться с персоналом и закрыть кафе», – вспоминает Захаров.

Он решил завязать с общепитом и делать что-то более универсальное и независимое. У Захарова с новым партнером появилась идея создать школу, где юристов учили бы работать в цифровой среде. В ноябре 2019 году бизнесмен открыл Moscow Digital School, где планирует обучать не только юристов, но и маркетологов, предпринимателей, программистов, дизайнеров. «Сейчас мы развиваем платформу, добавляем новые функции, создаем программы и контент. Это интереснее, чем варить кофе и продавать еду», – признается Захаров.

Поддержка замещающих семей

55370Анна Рослякова

Анна Рослякова выбрала юридический вуз, поскольку решила найти применение своей общительности и обостренному чувству справедливости, а еще получить качественное академическое образование. «Тогда выбор специальностей был заметно меньше, чем у нынешних выпускников. А многие профессии (например, педагог) незаслуженно считались неперспективными», – говорит Анна. Поэтому она поступила в МГЮА имени Кутафина. Начинала еще на старших курсах помощником муниципального депутата в Московской области, потом работала в сфере имущественных и земельных отношений в органах муниципального управления.

«Еще в студенчестве я волонтером ездила в учреждения для детей-сирот и детей-инвалидов, хотела чем-то им помочь. Помогала подарками, потому что не знала, как профессионально работать с инвалидами. В 2014 году я ушла в декрет, освободилось время. Родилась идея получить второе высшее. Каким оно будет, я даже не сомневалась. Только педагогика и психология. В процессе учебы добавила дополнительное направление – дефектологию», – рассказывает Анна.

Погружаясь в тонкости работы с детьми-инвалидами, она узнала о психолого-педагогическом и медико-социальном центре «Шанс». «И это был мой шанс! Договорилась пройти там учебную практику, а в итоге осталась работать», – вспоминает Рослякова. Сейчас она руководитель структурного подразделения Службы содействия семье и детям центра «Шанс». Эта служба занимается сопровождением замещающих семей – тех, где усыновили, взяли под опеку или в приемную семью детей. Таким родителям оказывают юридическую, медицинскую и психолого-педагогическую поддержку. «Это как скорая помощь для родителей и детей в приемной семье». А еще в службе действует Школа приемных родителей.

А недавно Рослякова вернулась в свой вуз в новом качестве – рассказала о работе службы на кафедре семейного и жилищного права МГЮА.

Технологии

55374Александр Трифонов

Сейчас Трифонов занимается LegalTech-проектами. «Мы с коллегами помогаем юридическим департаментам внедрять конструктор документов. Совместно с Иваном Хауcтовым являюсь совладельцем первого LegalTech-стартапа, получившего инвестиции от Сбербанка в рамках Акселератора Сбербанка и 500 Startups. Вот эта компания. Вы удивитесь, но мы придумали, как подписывать документы за 5 минут с помощью новой электронной подписи. С 2018 года я руковожу программой повышения квалификации «LegalTech-директор», у нас уже более 200 выпускников, программа в настоящее время активно реализуется на площадке Школы права «Статут». Также у нас есть стартап по образованию для юристов – www.BeSavvy.app. Еще одно направление – консультирование LegalTech-стартапов и потенциальных инвесторов», – поделился Трифонов.

Мода и стиль

55372Динара Ивлиева

Динара Ивлиева приехала из Самары покорять Москву, дважды поступала на юрфак МГУ. Но в итоге отучилась в МГЮА и получила второе высшее образование – экономическое.

С третьего курса юрфака Динара подрабатывала помощником адвоката, а на четвертом курсе устроилась в Райффайзенбанк. «Там я трудилась пять лет. В 2010 году ушла в декрет, а когда через год вернулась, перестала чувствовать, что важна на работе», – вспоминает Ивлиева.

«Я стала думать, что мне интересно за пределами дипломов и опыта. С 15 лет я даже мысли не допускала, что можно заниматься чем-то еще, кроме юриспруденции. Я не была модницей и не отличалась прирождённым вкусом и стилем, но меня всегда интересовал процесс преображения с помощью одежды», – говорит Динара.

В итоге она окончила Международную академию стиля и уже больше восьми лет работает имидж-коучем, обучает будущих имидж-консультантов, ведет мастер-классы, прямые эфиры, вебинары. В марте 2020 года совместно с партнёром Ивлиева запустила линию одежды под брендом Second Skin. Ивлиева мечтает поучаствовать в Нью-Йоркской неделе моды, запустить телепроект про женщин и написать книгу.

Семейный коучинг

55362Дарья Сытова-Горанская Дарья Сытова-Горанская поступила в МГИМО на юриста по совету родителей. Карьеру пыталась построить в международной юрфирме. «В 2006 году с пятой попытки я устроилась во французскую юрфирму Gide Loyrette Nouel. Пожалуй, это были самые морально трудные полтора года в моей карьере. В маленькой компании было очень много политики и интриг. В отчаянии я уволилась», – вспоминает Дарья.

Затем была работа юристом в инвестбанке «Тройка Диалог». «За 10 лет я «вырастила» 10 профессиональных юристов, которые разлетелись по корпоративному миру. Это мое главное достижение как юриста. Ну и еще обожаемый муж-юрист, с которым мы сначала были отличной командой, а потом стали отличной семьей», – рассказывает Сытова-Горанская.

В 2014 году, после того как «Тройку» приобрел Сбербанк, Дарья решила уйти с работы. Она предпочла стать коучем, который помогает парам укреплять отношения и любовь, сохранять близость на всю жизнь. «Я очень много учусь. Сейчас создаю свой личный бренд, открыла в себе талант к писательству, активно публикуюсь. И помогаю клиентам стать счастливее. Это вам не договор аренды с «Ашаном» подписать», – говорит Сытова-Горанская.

«Пожалуй, самое главное достижение – у меня теперь есть миссия. Я хочу, чтобы через 10 лет намного больше людей знали, как работает семейный коучинг, чтобы партнеры строили свои отношения хорошо и осознанно. И чтобы как можно меньше было разрушенных семей, разочарованных в любви людей и «воскресных» мам и пап», – говорит Дарья.

Сообщество

55376Александр Федоров

Мама Александра Федорова в период перестройки занималась народным контролем, то есть с представителями власти ходила по магазинам и смотрела, где и какие нарушения. Например, как прячут дефицитный товар и обвешивают покупателей. «Мне было 10–11 лет. Меня поразило, что творится, и я захотел работать в сфере справедливости, то есть юристом. Поэтому окончил сначала юридический колледж, потом МГЮА», – рассказывает Федоров. Он три года работал в аппарате Арбитражного суда города Москвы, два года в Минимуществе, пару лет в фирме, специализирующейся на банкротстве. После нее занимал уже партнерские должности в юркомпаниях и сохранял практику представления интересов в арбитражных судах и урегулирования долгов.

Сейчас он запустил сервис «Судебный экспресс», который обслуживает юристов в АСГМ. «Наши клиенты узнают из здания суда на Тульской об очередях на вход, задержках и отменах судебных заседаний. Мы можем выяснить любую информацию по делу», – рассказывает Федоров. Цель проекта – на каждом этаже иметь по сотруднику, который бы в режиме реального времени отвечал на все запросы юристов.

Еще один проект Федорова – сообщество LawParty. «С его помощью юристы находят себе новых знакомых. У нас команда из пяти человек. Каждую субботу в этом году мы проводим завтраки юристов, по средам у нас выступают коллеги из других юрисдикций (США, Испания, ОАЭ, Латвия, Украина, Белоруссия) или проводится обучение по смежным направлениям (ораторское искусство, навыки переговоров и т. д.). В ближайших планах провести онлайн-конференцию русскоязычных юристов», – делится Федоров.

Психотерапия

55409Алена Чечулина

Алёна Чечулина родилась в семье юристов, её с детства окружала «юридическая» атмосфера, поэтому после школы она приняла решение пойти по стопам отца. Чечулина отучилась на юридическом факультете Международной Академии. В 2003 году она стала стажёром адвоката, а в 2004 году сдала экзамен на статус и начала работу в Первой адвокатской конторе МГКА.

«Адвокатуру я считала своим призванием. Вела гражданские, арбитражные и уголовные дела. Я была во всех изоляторах Москвы и во многих регионах, бралась за серьезные уголовные дела», – вспоминает Алёна. Но также ей всегда была интересна психология: «Получая первое юридическое образование в 1997–2002 годах, я читала запоем психологическую литературу (Фрейда, Юнга, Берна)».

В 2011 году Алёна вела очень сложное уголовное дело. «Затрачено было столько моральных сил, что в какой-то момент я поняла: мне нужна помощь. И я пошла получать второе высшее образование по специальности «клинический психолог». Изначальной целью было помочь самой себе и вытянуть себя из кризиса. Помимо второго высшего я также осваивала эриксоновский гипноз, арт-терапию, телесно-ориентированную терапию и так далее», – делится Чечулина.

К 2015 году она получила специализации по многим направлениям и стала тренером НЛП, а также преподавателем семинаров по общим дисциплинам. Сейчас Алёна работает с клиентами как психолог и тренер НЛП, а также преподает в Институте психотерапии и клинической психологии.

Режиссура

55364Алина Апарина

Сейчас она работает режиссером кино и мероприятий. «В копилке – победы на фестивалях и картина, которую «Аэрофлот» купил для показа на рейсах. А еще мы с партнерами создали небольшую киношколу», – делится Апарина.

Источник

Уравнение с несколькими переменными: каким юристом быть выгоднее?

uravnenie s neskolkimi peremennymi kakim yuristom byt vygodnee 300
peshkova / Depositphotos.com

Если просмотреть юридические вакансии на онлайн-ресурсах по поиску работы (в том числе и в профессиональных соцсетях), можно с удивлением обнаружить, что уровень зарплаты часто не указан. Соискателям предлагают «конкурентную заработную плату», которая «обсуждается с успешными кандидатами по результатам собеседования», зависимость уровня зарплаты от опыта работы и т. д. В основном «вилка» или конкретный размер указаны в половине или вообще в трети случаев.

Кроме того, что занятно, размер зарплаты, согласно данным нескольких просмотренных нами ресурсов, будто бы не зависит от специализации. Например, по направлениям «арбитраж», «банковское право», «налоги», «корпоративное право», «авторское право» средняя зарплата составляет 60-120 тыс. руб. и зависит только от позиции в компании и, соответственно, опыта работы. Типичный разброс: помощнику юриста в Москве предлагают 20-50 тыс. руб., юристу/юрисконсульту – от 60 тыс. до 90 тыс. руб., главным юрисконсультам, начальникам отдела – в пределах 120 тыс. руб. Реже можно встретить более высокий уровень зарплаты – как правило, это либо крупная международная компания, либо позиция из разряда «юрист первичного приема/менеджер по продажам».

Действительно ли на рынке сейчас наблюдается такая «уравненная» ситуация, как сориентироваться на нем при трудоустройстве и объективно «оценить себя», а также что за «переменные» влияют на размер зарплаты юриста, разбираемся вместе с экспертами.

Ситуация

Партнер юридической фирмы SCRIPTOLEX Олег Головчанский считает: одна из основных причин того, что в вакансиях не указана зарплата – стремление работодателя «купить» специалиста на рынке как можно дешевле. «Нередко это может доходить и до абсурда, когда работодатель, например, ожидает знаний в специфических, не свойственных российским юристам областях, например, «в английском праве», а платить готов как выпускнику провинциального вуза», – рассказал эксперт. В действительности же, по его словам, размер зарплаты может отличаться даже у схожих по профилю специалистов в рамках одной компании, причем причина этого та же – стремление работодателей максимально экономить на фонде оплаты труда.

Допустима ли в трудовом договоре формулировка «работнику устанавливается оклад согласно штатному расписанию»? Ответ – в «Энциклопедии решений. Трудовые отношения, кадры» интернет-версии системы ГАРАНТ. Получите полный доступ на 3 дня бесплатно!

Тем не менее, соискателю нужно уметь извлекать из такой ситуации пользу. Директор направления «Налоги и право» Группы компаний SRG Виталий Гензель отметил, что работодатель, не указавший размер зарплаты, хочет посмотреть на соискателя и оценить его кандидатуру, а значит, к собеседованию нужно подойти правильно и постараться понять уровень дохода других специалистов в компании – возможно, он указан на сайтах по поиску сотрудников. «Скорее всего, верхняя планка уровня заработной платы на вакансию уже определена, в таком случае работодатель, если ему подходит специалист, может торговаться. Соискателю очень важно грамотно «продать» себя, показать свои лучшие стороны и максимально описать свою пользу для компании, например, рассказав на конкретных примерах, какую пользу он принес на прежнем месте работы», – перечислил эксперт.
Налицо явный конфликт интересов – работодатель хочет «купить» дешевле, соискатель – «продать» дороже. И, по словам Олега Головчанского, ответ на вопрос, каким юристом быть выгоднее, зависит от учета нескольких переменных. От каких именно, разбираемся далее.

Квалификация

«По общему правилу, наибольший доход должны получать юристы самой высокой квалификации, а для ее достижения нужно любить профессию, уделять ей действительно много сил, быть востребованными, что, как правило, не происходит одномоментно или в самом начале карьеры», – указал Олег Головчанский. По его мнению, однозначно выгоднее быть квалифицированным юристом, способным постоянно меняться и узнавать новое, эффективно и дружелюбно общаться с людьми, иными словами, сочетающим в себе hard skills (знания и навыки в профессии) и soft skills (навыки успешного общения с коллегами/клиентами).

Директор юридической службы «Единый центр защиты» Константин Бобров добавил к этому, что почти все работодатели еще на этапе собеседования хотят видеть и принимать на работу только «хороших» опытных юристов с высоким уровнем подготовки и квалификации. «Все хотя бы один раз слышали фразу «Юристов с дипломами много. Хороших – мало», – отметил он. Причем еще, что интересно, сами клиенты, по словам эксперта, как правило, требуют опытных юристов, а в стереотипном представлении граждан юрист «должен выглядеть представительно, обязательно иметь дипломат и быть не моложе 40 лет».

Однако в то же время ошибки могут совершать не только молодые, но и соответствующие представленному портрету юристы. Ключевыми показателями же высокой квалификации эксперт считает наличие опыта работы «в полях», юридической практики. Управляющий партнер Московской коллегии адвокатов «Горелик и партнеры», адвокат Лада Горелик добавила к этому, что в юридической отрасли критически важно знание не только общих правил, но и множества нюансов, соответственно, «стоимость» специалиста складывается прежде всего из опыта работы в конкретной сфере, портфолио и репутации.

Отметим, что вывод «квалифицированному юристу платят больше» скорее очевиден и логичен, поэтому перейдем к возможно менее явным «переменным».

Специализация

Одни юристы придерживаются мнения, которое согласуется с рассмотренной ситуацией на ресурсах по поиску работы – так, штатный юрист ООО «Юридическая социальная сеть 9111.ру» Ирина Захарова отметила, что размер оплаты для различных специализаций примерно одинаковый и понятий более или менее ценных специализаций не существует. С похожего вывода начал свою мысль и Виталий Гензель, обратив внимание, что нельзя однозначно сказать, какой специализацией юристу наиболее выгодно обладать. Но тем не менее, он все же сказал, что формально можно выделить направления, в которых юристы получают зарплату в среднем выше рынка. Речь идет о налоговых и корпоративных юристах, а также об «арбитражниках» и тех, кто работает в сфере международного права. Кроме того, он указал, что в последнее время в связи с увеличением хозяйственных споров все больше пользуются популярностью юристы по разрешению споров, а также специалисты в области банкротства и споров по строительному подряду – в связи с ростом количества таких споров.

Важно учитывать и «популярность» специализации. «Общее карьерное правило работает и для юристов: если хочешь быть редким хорошо оплачиваемым специалистом, не иди туда, где все, а иди туда, где никого нет или людей мало. Обычно мало специалистов именно там, где трудно, например, нужен дополнительный иностранный язык, знание редких отраслей права и прочее. На мой взгляд, перспектива развития сейчас за специалистами более узких отраслей, например, только банкротство или только антимонопольное право», – поделилась мнением Лада Горелик.

Узкую специализацию считает ключом к высоким доходам на юридическом рынке и Константин Бобров. В числе сфер, стремительно набирающих популярность, в которых есть проблема кадрового голода, он назвал «экологию», «чистую энергию» и «зеленое строительство». Также востребованными по его оценке оказались «банкротство юрлиц», «налоговое консультирование», а также «защита авторских и смежных прав» – так как в них, несмотря на их длительную историю, до сих пор не хватает квалифицированных специалистов.

Специальность должна сочетаться с квалификацией. Ведь если крупный специалист по авторскому праву решит поработать в землепользовании, ему придется снижать зарплатные ожидания примерно на 20-30%, считает Лада Горелик.

Стоит также помнить о том, что наряду с востребованными, «элитными» с точки зрения оплаты специальностями есть и устаревшие, которых уже стоит избегать. В частности, Константин Бобров обратил внимание на сферу регистрации юридических лиц – она долгое время являлась источником дохода для многих юридических компаний, но сейчас осуществляется в электронном виде и относительно оперативно. К слову, юрфирмам в связи с этим нужно уметь быстро переобучаться, внедрять современные технологии и нейронные сети в свою работу.

В то же время, по словам Олега Головчанского, специализация оказывает на зарплату юриста определенное, но не решающее влияние.

Дислокация

Весьма существенная разница в уровне зарплат юристов ощущается, если сравнивать регионы – как друг с другом, так и, разумеется, со столицей. Ответ на вопрос, каким юристом быть выгоднее, по словам Олега Головчанского, будет очень разным для рынка (в широком смысле) юридических услуг Москвы и России, а в России – совершенно точно будет меняться от региона к региону.

В столице, в частности, по оценке эксперта, очень «выгодно» работать юристом в крупной юридической фирме (международной или российской). Более того, добавил он, младший юрист в международной юридической фирме в Москве будет получать в среднем сумму, эквивалентную зарплате юриста среднего уровня или даже старшего, но работающего в средней или малой российской юридической фирме, причем тоже в Москве, и существенно больше практически любого специалиста в регионах (с определенными оговорками). Правда, не все так однозначно, стоит учесть, что и таким юристам грозит невостребованность в связи с кризисом или изменением рыночной ситуации – если то, что выгодно сейчас, перестанет пользоваться таким большим спросом.

Еще более комплексную ситуацию, по наблюдениям юриста, можно увидеть в регионах. Вполне возможно, что в одном субъекте РФ очень нужны квалифицированные адвокаты по уголовным делам, а в соседнем, например, «прекрасно чувствуют себя их квалифицированные коллеги, специализирующиеся на экономических спорах».
Как уже было отмечено, важным является выбор не только региона, но и уровня компании. Виталий Гензель обратил внимание на более высокий уровень дохода у тех специалистов, которые работают в крупных компаниях или в известных юридических фирмах, чем у сотрудников небольших торговых компаний, где потолок зарплаты любого юриста крайне невысок. Но и здесь возможны вариации. Лада Горелик считает, что юрист в общественной организации заработает, конечно, меньше, чем в крупной сырьевой компании. Но зато у первого быстрее появится возможность проявить себя, а возможно, и стать известным, чтобы потом начать частную практику. Второго же, предположила эксперт, ждет неспешное движение вверх по штатному расписанию.

Мотивация

Не меньшее значение имеет и так сказать «самооценка» на рынке труда. Олег Головчанский и Виталий Гензель советуют оценивать себя здраво и объективно. Важно соблюсти баланс и не допустить ни излишней самоуверенности, ни заниженной самооценки. Скорее подойдет определение для себя некой планки опыта, трудовых обязанностей и профессионализма, это, кстати, позволит и отсеять неинтересные вакансии.

Однако Олег Головчанский обратил внимание на один важный аспект – на рынке трудоустройства условия диктует прежде всего работодатель, и юристу предлагают уровень компенсации ниже, чем его здравая собственная оценка, и даже более того – адекватная оценка по рынку. Поэтому эксперт советует в переговорах с работодателем иногда заявлять немного более высокую сумму, чем та, на которую соискатель готов согласиться. Причем в обратную сторону это не работает – не рекомендуется наоборот занижать сумму в надежде на дальнейший рост или на то, что работодатель не будет торговаться. «Как правило, профессиональный рост и рост дохода юриста не является плавным (работа в одной компании), а становится скачкообразным и связан со сменой места работы», – высказал мнение эксперт.

Стремиться к повышению уровня зарплаты стоит и не меняя место работы – по мнению экспертов, просить о повышении можно и нужно. Виталий Гензель, например, считает, что каждый амбициозный юрист, который считает себя профессионалом, может рассчитывать на повышение в своей компании – как в должности, так и по уровню дохода. Олег Головчанский дополнил, что увеличить размер зарплаты можно путями:

Работодатели, правда, чаще руководствуются своими интересами и не очень охотно повышают зарплату. Так, по словам эксперта, нередко в российских компаниях зарплата привязана к некоторым эфемерным «вилкам» или невнятным ключевым показателям деятельности. К примеру, юрист «третьего года» не может получать больше определенной суммы независимо от того, что он уже квалифицированно выполняет работу специалиста на одну или две позиции выше занимаемой. Такой подход выгоден нанимателю, ведь это дает возможность избегать повышения зарплаты, особенно если работники соглашаются подождать некоторое время, чтобы достичь формального соответствия внутренним критериям компании.

Помимо знаний о локальных (и возможно, неписаных) правилах компании не помешает представление о том, как поступать не следует. Неудачной стратегией эксперты называют позицию «обиженного сотрудника»: «я тут работаю, а вы мне мало платите». Это может привести к негативной реакции работодателя и закончиться в лучшем случае – отказом, а в худшем – увольнением.

Юристы советуют вместо этого постараться доказать свою значимость в компании. В частности, можно составить статистику дел, которые выиграны за последний год, напомнить о завершенных проектах, участии в продвижении услуг компании и написании статей.

Не будет лишним учесть и такой момент – руководители фирм из-за напряженного графика могут просто не располагать временем, чтобы предложить повышение самостоятельно. Поэтому, полагает Виталий Гензель, если попросить руководителя о встрече и аргументировать свою просьбу достижениями, то сотрудника заметят и, скорее всего, повысят. Олег Головчанский добавил, что обычно в хорошо организованных компаниях на определенной регулярной основе (раз или два раза в год) проходят собеседования с руководством, на которых обсуждаются результаты работника за «отчетный» период. Вот на таких встречах и происходит согласование повышения заработной платы.

В обратной ситуации, если достижения очевидны, аргументы исчерпаны, а повышения не последовало, то скорее всего, задерживаться в такой организации не стоит. В этом эксперты солидарны.

«Уравнение» в каждом конкретном случае получится индивидуальным – возможно, достаточно будет «сложить» выведенные нами переменные, не исключено в то же время, что, например, квалификацию придется еще и приумножить. Также весьма вероятно, что найдутся и другие значимые «переменные», например, если юрист работает на себя, то размер его вознаграждения будет зависеть еще и от платежеспособности клиента.

Источник

Оцените статью
Мебель
Adblock
detector