смысл песни боже какой пустяк

para siluety zakat nebo 117181 1280x720 Статьи

Смысл Песни

Боже, какой пустяк (Александр Иванов)

В первой строфе герой песни удивляется умению своей души с умилением воспринимать обычные вещи, радоваться новому приходящему дню. В продолжении песни он жалеет о том, что так долго грустил и бездействовал. А сейчас чувствует в себе такую необычайную силу, что «звезды можно достать рукой»!

Взывая к Богу, в припеве человек вторит, что никогда не поздно поверить в себя, начать все заново! Ведь ошибиться может каждый! «Сделать хоть раз что-нибудь не так» очень просто!

Сложнее оставить в прошлом мрачные мысли и сожаления, открыть новую страничку жизни! Стоит лишь «выбросить хлам из дома», избавиться от обид, мелких тревог, позабыть ссоры и раздоры.

Забрать в будущее необходимо только все самое лучшее! И обязательно – верных, настоящих, «старых друзей»! Человеку под силу многое! Но над ним всегда есть «небо», то есть высшая сила, которая направляет действия людей и меняет обстоятельства.

В следующей строфе герой рассказывает, что ночью он нашел ответ на очень важный вопрос! Выход из сложной ситуации наконец найден! Но раздумья над смыслом жизни продолжаются! Иногда человек чувствует в себе такую силу, что на минуту ощущает себя Богом! Но это только лишь на минуту, ведь «все дороги мира ведут в никуда»…

В окончании песни автор опять грустнеет, потому что жизнь не вечна. Настанет миг, когда он станет «просто облаком над рекой». Тогда все проблемы отойдут. «Будет все неважно и далеко».

Каждый день люди суетятся, прячутся «в свой воротник», недовольно ворчат, «ругая дождь и слякоть». Они забывают о своей душе! Но в какой-то момент наступает озарение, и «ты видишь небо, как нереальный блик»!

Как нелепо жить вниз головой,
Когда такое небо есть надо мной.
И кажется, звезды можно достать рукой.
Я и не ведал, что этот мир такой.

Боже, какой пустяк
Сделать хоть раз что-нибудь не так.
Выкинуть хлам из дома
И старых позвать друзей.
Но что-то всерьез менять
Не побоясь в мелочах потерять
Свободно только небо
Над головой моей.

Я был богом в прошлую ночь,
Я отыскал дорогу и выбежал прочь.
Богом стать просто, если уже не в мочь.
И не над чем плакать дом покидая в ночь.

Но оказалось даже тогда,
Что все дороги света ведут в никуда.
И даже когда под ногами блестит вода.
Бог просто не может странником быть всегда.

Я поднимаю свой воротник,
Ругаю дождь с слякоть, будто старик.
Бегу за толпою, видно уже привык.
И в памяти небо как нереальный блик.

Но однажды мне станет легко,
И будет все неважно и далеко.
Меня примет небо в свой неземной покой.
И я стану просто облаком над рекой.

Источник

8 фактов о песне «Боже, какой пустяк»

Факт №1

Автором песни является Сергей Трофимов. Он написал ее в конце 80-х, но хитом она стала спустя десятилетие в исполнении Александра Иванова и группы «Рондо».

Факт №2

Трофимов не стал ее исполнять сам, так как она не подходила под репертуар группы, участником которой он на момент ее написания являлся. Коллектив играл рок, а песня звучала слишком попсово.

Факт №3

В одном из интервью Трофимов рассказал, что песня посвящена его близкому товарищу и в ней переданы переживания, терзавшие его в ту пору. На вопросы о смысле песни он ответил:

— «Обо всем было когда-то сказано в Нагорной проповеди. Все остальное это или копия, или попытка осмысления того, что сказано».

Факт №4

Композиция вошла в альбом группы Александра Иванова, записанный в 1997 году. Пластинка носит название «Грешной души печаль». Она имела большой успех у слушателей.

Факт №5

Сам Александр Иванов испытывает к этой песне двоякие чувства – с одной стороны он понимает, что это хит, с другой из-за нее мало внимания досталось другим композициям, вышедшим на альбоме «Грешной души печаль».

— «По-моему, это одна из самых хитовых композиций этого альбома. Хотя у меня к ней отношение менее весомое, чем к другим песням, так как она, что называется, «популярная». Мне очень понравился текст — о самом главном, на мой взгляд. О том, что нам иногда недостает чего-то и с этим необходимо что-то делать. В словах «выкинуть хлам из дома и старых позвать друзей…», мне кажется, заключается принцип жизни людей, понимающих, что прожить жизнь, являясь заложником вещей, смысла никакого нет. Все равно всё мы оставим здесь и уйдем отсюда, унеся только то, что весит несколько граммов — душу. То, что нужно развивать и обогащать…» — поделился Иванов.

Факт №6

Трофимов задумывал песню более жесткой, но Иванову нужен был акустический альбом, поэтому аранжировку было решено изменить.

— «Мне не хотелось петь эту песню громко, мощно, а хотелось петь простым человеческим голосом, поэтому было найдено такое тихое, спокойное состояние».

Факт №7

На песню «Боже, какой пустяк» был снят видеоклип. В съемках ролика приняли участие жена и дочь Александра Иванова. Сюжет клипа выглядит романтично и незатейливо — он снят в жанре семейной истории. Несмотря на свою простоту, он очень понравился зрителям, и имел гораздо больший успех, чем клип на песню «Она поверила в сказку», снятый в то же время.

Факт №8

На своем юбилейном концерте Сергей Трофимов исполнил эту песню вместе с Александром Ивановым и Владимиром Пресняковым.

Источник

История песни: «Боже, какой пустяк»

8ff83c361f300fd2c93d688a93dcba31

История песни: «Боже, какой пустяк»

Музыка и слова — Сергей Трофимов

Песня «Боже, какой пустяк» получила широкую известность в 1996–1997 годах, но сочинена была значительно раньше. Как вспоминал автор произведения Сергей Трофимов, песню он написал в 1989 году и посвятил ее своему другу. По словам композитора и поэта, он просто взял и описал его переживания в тот момент. Это мысли человека, которые не ощущает себя полностью реализованным; его тяготит эта ситуация, но в то же время он боится что-то менять самостоятельно: «Боже, какой пустяк, сделать хоть раз что-нибудь не так: выкинуть хлам из дома и старых позвать друзей.

Но что-то всерьез менять,
не побоясь в мелочах потерять,
свободно только небо над головой моей»…

В момент сочинения песня не получила практически никакой известности, да, видимо, и не могла. В 1989 году Сергей Трофимов пробовал себя в качестве рок-барда, но без особого успеха: «шансонный» цикл и псевдоним Трофим были еще впереди, а лирические произведения тогда не пользовались особой популярностью.

С Александром Ивановым, в чьем исполнении песня впоследствии прославилась, Трофимов тогда и вовсе не был знаком. Сам Иванов в 1989 году был крайне далек от лирических эстрадных песен: он как раз судился за название «Рондо» с музыкантами, набранными основателем этой группы Михаилом Литвиным. Последний незадолго до этого эмигрировал в Америку, и на «бренд» претендовали два состава.

Название выиграл Александр Иванов, после чего «Рондо» отказались от «нововолнового» прошлого в пользу эстетики глэм-рока; впрочем, оба жанра в их исполнении выглядели вполне попсово. По телевизору песни «Рондо» крутили без проблем, но на концертах супераншлагов не наблюдалось. В конце концов это перестало устраивать Александра Иванова, и он задумался не то чтобы о «перезагрузке» карьеры, но о, так сказать, расширении творческих горизонтов. В 1995 году музыкант начал сотрудничать с Сергеем Трофимовым.

Первоначально речь шла о записи нескольких лирических баллад авторства Трофима, затем эта идея трансформировалась в выпуск альбома лирических песен под маркой «Рондо», однако жизнь внесла свои коррективы. Направление творчества, задумывавшееся как экспериментальное, стало основным: публика мгновенно влюбилась как в «Пустяк», так и в другие песни цикла: «Я постелю тебе под ноги небо», «Она поверила в сказку» и другие.

Оказалось, аудитория уже была вполне готова воспринимать философскую поэзию, а также очень соскучилась по качественным нежным мелодиям. В итоге в 1997 году все эти песни были выпущены на сольном альбоме Александра Иванова «Грешной души печаль», впоследствии дважды переизданном. Сольный проект стал главным, группа «Рондо» сначала получила статус сопровождающего состава солиста, а потом была и вовсе забыта.

Примечательно, что сотрудничество Иванова и Трофимова после одного альбома закончилось. Сергей начал петь лирический репертуар самостоятельно, а Александр стал работать с другими авторами, но в том же жанре. Обвального успеха «Грешной души печали» ему повторить не удалось, хотя отдельные песенные удачи были.

Работая над «Боже, какой пустяк», Александр Иванов сразу отметил текст. Исходя из него, была выбрана манера исполнения — тихая, почти интимная. Бешеная популярность трека стала для Иванова неожиданностью, он даже позже высказывал некую «обиду» на эту песню, из-за которой публика не расслышала некоторые другие важные композиции с «Грешной души печали». Тем не менее, она по-прежнему в репертуаре артиста.

В поддержку альбома на «Боже, какой пустяк» был снят видеоклип. Над роликом работали режиссер Олег Фисенко, ливанский оператор Милад Таук и съемочная группа с «Мосфильма» (некоторые ранее участвовали в съемках «Сталкера» Андрея Тарковского).

«Пустяк» снимался одновременно с клипом «Она поверила в сказку», на который режиссер и оператор сделали главную ставку: придумали сложную концепцию, использовали кадры из другого фильма. Ролик «Боже, какой пустяк» оказался не в пример проще: в нем помимо Иванова задействованы его жена (теперь уже бывшая) Елена и дочь Карина.

В итоге клип в жанре романтичной семейной истории зацепил зрителей гораздо сильнее.

Источник

Песня Александра Иванова «Боже,какой пустяк»

Никогда не задавался вопросом,кто автор слов,полагая, что автор А.Иванов.
Оказывется автором прекрасного текста является Трофим-известный среди знатоков шансонье..
А Вы знали?

Я вижу небо в нем тишина
Я поднимаюсь к небу еле дыша
И вдруг понимаю это во мне душа
Странное дело это моя душа
Как нелепо жить вниз головой
Когда такое небо есть надо мной
И кажется звезды можно достать рукой
Я и не ведал что этот мир такой
Боже какой пустяк
Сделать хоть раз что-нибудь не так
Выкинуть хлам из дома и старых позвать друзей
Но что-то всерьез менять
Не побоясь в мелочах потерять
Свободно только небо над головой моей
Я был богом в прошлую ночь
Я отыскал дорогу и выбежал прочь
Богом стать просто если уже невмочь
И незачем плакать дом покидая в ночь
Но оказалось даже тогда
Что все дороги света ведут в никуда
И даже когда под ногами блестит вода
Бог просто не может странником быть всегда
Боже какой пустяк
Сделать хоть раз что-нибудь не так
Выкинуть хлам из дома и старых позвать друзей
Но что-то всерьез менять
Не побоясь в мелочах потерять
Свободно только небо над головой моей
Поднимаю свой воротник
Ругаю дождь и слякоть будто старик
Бегу за толпой видно уже привык
И в памяти небо как нереальный блик
Но однажды мне станет легко
И будет все не важно и далеко
Меня примет небо в свой неземной покой
И я стану просто облаком над рекой
Боже какой пустяк
Сделать хоть раз что-нибудь не так
Выкинуть хлам из дома и старых позвать друзей
Но что-то всерьез менять
Не побоясь в мелочах потерять
Свободно только небо над головой моей
Боже какой пустяк
Сделать хоть раз что-нибудь не так
Выкинуть хлам из дома и старых позвать друзей
Но что-то всерьез менять
Не побоясь в мелочах потерять
Свободно только небо над головой моей.

Источник

Боже, какой пустяк

Олег Кашин об опасности угроз насилием

xs 1540

В общем, история заглохла, но, перечитывая теперь ту переписку журналиста и певца, я грустно вздыхаю — это ведь могло стать важным прецедентом, если бы Шепелин все-таки написал заявление. Тут, наверное, нужна принятая в таких случаях дежурная фраза, что я знаю, что право в России не носит прецедентного характера, и решение суда по делу певца Иванова, если бы Шепелин довел историю до суда, не было бы обязательным для всех остальных людей. Но все равно это был бы важный прецедент.

«Отвечать за слова», — вряд ли в нашем общественном дискурсе есть более популярная формула, применимая ко всему на свете. Каждый день кто-нибудь кого-нибудь призывает к ответу за какие-нибудь слова. В доинтернетовском детстве я вырезал ножницами из газет всякие статьи, казавшиеся мне интересными, и среди них помню статью какой-то словенской писательницы в «Нью Йорк таймс» (был недолгий период, когда у этой газеты был русский выпуск, я его выписывал) за 1993 год под названием «От злых слов к жестокой войне» — у писательницы была парадоксальная теория насчет того, что никакой войны в Югославии не было бы, если бы в предвоенные годы сербские, хорватские и прочие писатели и публицисты не написали бы того количества взаимно оскорбительных текстов, какое они написали. Писательница приводила какие-то примеры с цитатами — их я, к сожалению, не помню, но уверен, что теперь, спустя двадцать лет, каждой югославской цитате начала девяностых я нашел бы современную русскую пару.

Стандарт общественной дискуссии в современной России сформировался в интернете — в социальных сетях, чуть раньше в блогах, еще раньше — в форумах, с которых, собственно, и начинался русский массовый интернет. Именно в эти пятнадцать или меньше лет обозначилась граница личного выпада и личного оскорбления — и давайте признаем, что случай Шепелина и Иванова не уникален в том смысле, что для многих неодобрительный отзыв о концерте — это именно оскорбление, а не просто неодобрительный отзыв. Именно в интернете сложилась и традиция, которую стоит назвать неприличным словом «святынедр…во» — когда количество сакральных и не подлежащих осмеянию вещей стараниями сетевых фанатиков стало зашкаливающим, и болезненная реакция на часто невинные слова, кажущиеся этим фанатикам поруганием этих святынь, стала массовой и ежедневной. Ты оскорбил великую Победу, ты оскорбил ветеранов, ты оскорбил православную церковь, мечеть «сердце Чечни», коломенский кремль, певца Лепса — дальше обязательно следует что-нибудь про кирпич на голову, или про лоботомию, или про титановый рельс в заднице, или «ломать колени» (это как раз певец Лепс на круглом столе в Госдуме обещал журналистам, которые пишут о нем то, что ему не нравится), или просто разбить лицо, или, есть с некоторых пор и такая присказка, «устроить Кашина».

Кашин, если что — это как раз я, и, может быть, полемика певца Иванова с журналистом Шепелиным не так взволновала бы меня, если бы не до сих пор не расследованное покушение на меня, которым и сейчас, спустя три года — поиск по блогам регулярно что-нибудь такое приносит, — пугают друг друга сетевые полемисты. Когда тебе проламывают череп и ломают челюсти — это неприятно, и я очень не хочу, чтобы журналист Шепелин, который мне нравится, и которого я уважаю, подвергался даже минимальному риску «смерти в песочнице».

Источник

Оцените статью
Мебель
Adblock
detector