сословие домохозяина 1917 какие бывают

paren devushka bryunetka obyatie nezhnost 20361 1280x720 Статьи

224. 1917 Карточки сх переписи с. Старинское, Ожги

(ЦАНО, ф. Р-124, оп. 4, д.173)

СТАРИНСКОЕ
Общество 1-е

Сидоров Василий Семенов

Сидоров Иван Семенов

Сидоров Семен Захарьев

Пашни в общественном владении 1,38 (1,6) дес.
Товарищеской 1,76 дес. Пашни
0,09 дес. Естественный покос
0,18 дес. лес и кустарник
Всего 3,6 дес.

Под посевом хлебов и прочих полевых растений

Арендованной надельной
под посевом – 0,72 дес.

Арендованной вне надела
Под посевом – 1,0 дес.
Под паром – 0,5

Бузина Евдокия Герасимова

Агафонова Наталья Егорова

Пашни в общ. владении 1,72 дес.

Кузьмин Михаил Иванов приписной

Сословие домохозяина- крестьянин б. помещ.
Национальность домохозяина – великоросс
Отношение к домохозяину

Под посевом хлебов и прочих полевых растений

Сидоров Максим Семенов приписной

Сословие домохозяина- крестьянин б. помещ.
Национальность домохозяина – великоросс
Отношение к домохозяину

Пашни в общественном владении 0,43 (всего 0,43) дес.

Под посевом хлебов и прочих полевых растений

Под посевом – 0,24 дес.
Под паром – 0,12 дес.
Итого – 0,36 дес.

Буздин Илья Иванович

Сословие домохозяина- крестьянин б. помещ.
Национальность домохозяина – великоросс
Отношение к домохозяину

Пашни в общественном владении 0,3 (всего 0,3) дес.

Пашни в аренде 4,67 дес.
Покос – 0,50 дес.

Буздин Иван Иванович

Сословие домохозяина- крестьянин б. помещ.
Национальность домохозяина – великоросс
Отношение к домохозяину

Пашни в общественном владении 1,5 дес.

Всего пашни 9,1 дес.

(Копировано 22.11.2018г. в ЦАНО, г. Нижний Новгород)

Источник

История 5. 1. Что такое сословия Какие сословия существовали в Российской империи к 1917 г.

1. Что такое сословия? Какие сословия существовали в Российской империи к 1917 г.?

В допетровской Руси сословий в западноевропейском смысле слова не было; даже само слово «сословие» появилось только в XVIII веке, вначале для обозначения коллегии, корпорации, и лишь затем было перенесено на корпоративно организованные группы людей.

Стройной системы сословий в Российской империи так и не образовалось, так что отдельные исследователи (М. Конфино) считают, что сословий западноевропейского типа в России вообще никогда не было.

По состоянию на начало XX века проживающие в Российской империи разделялись на подданных и иностранцев.

Дворянство делилось на потомственное и личное, имевшие между собой мало общего,

духовенство разделялось по исповеданиям,

городское сословие распадалось на пять различных «состояний» (статья 503):

почётные граждане (личные и потомственные)

гильдейское купечество, местноe и иногороднеe

мещане или посадские

ремесленники или цеховые

Некоторые из этих состояний не только не наследовались, но даже не были пожиз-ненными. Так, правами купечества лица пользовались лишь при условии уплаты гильдей-ских пошлин, а вместе с тем после их уплаты любой мог приобрести все права купечества. Так же и духовенство не образовывало на практике особого сословия: дети священнослу-жителей и церковнослужителей причислялись к почётному гражданству, а духовные лица, сложившие с себя сан, возвращались в первоначальное своё состояние. Кроме того, лицо, носящее духовный сан, могло одновременно принадлежать и к дворянству. Тем самым особые права духовенства на практике не были сословными правами, а просто преимуществами, присвоенными духовному сану. Цеховые и рабочие люди также реально не были осо-бым сословием, так как им законодательство не присваивало никаких особых личных прав (какие были, например, присвоены почётным гражданам и купцам).

2. Что такое Советы и Советская власть? Дайте определение.

Источник

Сельскохозяйственные переписи 1916 и 1917 гг.

Барнаул
Сообщений: 223
На сайте с 2006 г.
Рейтинг: 19

Второй вопрос.
В анкете Ивана указан он сам и его шесть сыновей. В графе «трудоспособность» напротив имен Ивана и его старшего сына стоят прочерки, они в этой графе не учтены. А в графе «Взятые по наборам и мобилизац.» напротив их имен стоят пометки «Прз.». Вопросы и домыслы таковы: Значит ли это, что Иван и его старший сын призваны на военную службу? Означает ли это что в момент переписи Иван и его старший сын отсутствовали дома поскольку были призваны?

PS: Уважаемые модераторы, исправьте название темы пожалуйста, опечатался. 🙁

Казаки Горбуновы (ст. Новоникольская Петропавловского у. Акмолинской обл.), Щеголенко (переселенцы из Харьковской губ. в Ишимский у. Тобольской), Ананьины, Карповы, Агапеевы, Пятковы (Половинное Уктузской вол. Ишимского у.)

Сообщений: 1
На сайте с 2013 г.
Рейтинг: 1

Урал
Сообщений: 75
На сайте с 2009 г.
Рейтинг: 42

Модератор раздела
канд. ист. наук

Кемеровская область
Сообщений: 14780
На сайте с 2005 г.
Рейтинг: 6518

Россия, г. Киров
Государственный архив
Кировской области
Начальник отдела
Столбова Галина Геннадьевна

Материалы переписей населения и сельскохозяйственных переписей как один из источников по сбору генеалогической информации

В докладе представлены сведения сельскохозяйственных переписей и переписей населения Вятской губернии 1916-1917 гг., которые дают возможность исследователям получить ретроспективную информацию как генеалогического и биографического характера, так и сословного, имущественного и социально-бытового.

Последние десятилетия ознаменовались всплеском интереса населения к истории своего Отечества и в особенности к истории своей семьи.
Познать свой род и свой край призвана генеалогия, что в переводе с греческого означает родословная.
Известный русский генеалог Л.М. Савелов дает следующее ее определение: «генеалогия есть, построенное на достоверных документах и других источниках, доказательство родства, существующего между лицами, имеющими общего родоначальника или потомка, независимо от общественного положения этих лиц».
Генеалогическим источником может служить любой документ, содержащий какую-либо информацию, как об отдельном лице, так и о целых семьях одного рода.
В архивных фондах, находящихся на хранении в Государственном архиве Кировской области (ГАКО), имеются самые разнообразные источники генеалогической информации.
Наиболее информативным фондом, содержащим генеалогические источники дореволюционного периода, является фонд Вятского губернского статистического комитета, включающий материалы переписей населения и сельскохозяйственных переписей населения и сельскохозяйственных переписей.
В данном фонде сохранились первичные материалы второй Всероссийской сельскохозяйственной и поземельной переписи 1917 года и проходившей в том же году переписи городского населения.

Всероссийский съезд земских, городских и правительственных статистиков 18-21 апреля 1917 г. выработал программу и план второй Всероссийской сельскохозяйственной переписи в России (первая сельскохозяйственная перепись проходила в 1916 г.).
Постановлением министра земледелия (по отделу переписи) от 9 мая 1917 г. № 1 было утверждено Положение о Всероссийской сельскохозяйственной и поземельной переписи и Всероссийской городской переписи 1917 года.
У сельскохозяйственной и поземельной переписи было 2 основные задачи:
— сбор материалов для проведения продовольственной кампании на 1917-1918 год, в целях построения плана снабжения армии и населения хлебными и мясными продуктами;
— сбор сведений по земельной статистике, необходимых для решения основных вопросов аграрного законодательства.
Сельскохозяйственная и поземельная перепись в России и в Вятской губернии проводилась летом и осенью 1917 г.
Регистрации подлежали: число хозяйств, состав семьи с подразделением по полу, возрасту и трудоспособности, размеры землевладений и землепользования и другие сведения сельскохозяйственного характера.
Материалы переписи обрабатывались по хозяйствам крестьянского типа, частновладельческим и другим хозяйствам некрестьянского типа (казаки и др.).
Поселенные карточки (бланки) и итоговые поволостные бланки второй Всероссийской сельскохозяйственной и поземельной переписи 1917 г. Вятской губернии наиболее полно представлены по Глазовскому уезду, а также по Малмыжскому и Сарапульскому уездам (ф. 574, оп. 4, 5).
Бланк земельного описания второй Всероссийской переписи 1917 г. Вятской губернии содержал такие сведения о разряде крестьян или сословии владельца, национальности, площади земли и распределении ее по угодьям на период 1909-1911 гг. (т.е. усадьбы, пашни, сенокоса, леса) и должны быть указаны сведения о земле на 1917 год.
Форма бланка предусматривала список домохозяев селения (или совладельцев в товариществе).
Бланки земельного описания второй Всероссийской переписи 1917 г. в архиве имеются на хранении только по Елабужскому и Сарапульскому уездам (ф. 574, оп. 5) и Слободскому уезду (ф. 574, оп. 6, д. 217, 218).
Бланки выборочного описания крестьянского хозяйства заполнялись по вопросам: время производства сельскохозяйственных работ, техника их и урочное положение (на 200 хозяйств – 1 описание) и сохранились также в фонде Вятского губстаткомитета (оп. 4, 5, 6).
Наибольший интерес представляет в данной теме и в генеалогических исследованиях подворная карточка Всероссийской сельскохозяйственной и поземельной переписи 1917 г., насчитывающая 187 граф.
В разделе карточки «Население» указывались: фамилия, имя и отчество домохозяина, его сословие, национальность, главное занятие. Кроме того, приводились сведения о членах его семьи (без указания имен): отношение к домохозяину (жена, брат, внук и т. д.), пол, возраст, трудоспособность, грамотность, участие в сельскохозяйственных работах; делались отметки о мобилизации в армию или об отсутствии по другим причинам.
Например, Вятская губерния, Котельничский уезд, Спасская волость, п. Бобры (Короваевский). Ф. И. О. домохозяина: Бобров Алексей Агапович, 52 лет, русский, главное занятие – земледелие.
Его семья: мать – 72 г., жена – 60 лет, сыновья – 26, 22, 19, 17 лет, дочь 24 лет, сноха, 24 лет, внук, 1 месяца, внучка, 3 лет, племянник, 40 лет.
В хозяйстве имеется: 1 лошадь, 2 коровы, бычок, нетель, 3 овцы, 4 ягненка, 3 свиньи разного возраста; из инвентаря – 1 ручная молотилка (ф. 574, оп. 6, д. 76 б, конв. 96, карт. № 1).
Подворные карточки Всероссийской сельскохозяйственной и поземельной переписи 1917 г. по всем уездам Вятской губернии, кроме Елабужского, хранятся в фонде Вятского губернского статистического комитета (ф. 574, описи 4, 5, 6).
Большая часть подворных карточек сосредоточена в описи № 6 (216 ед. хр.). Опись составлена по географическому признаку в разрезе волостей и в ближайшее время планируется к усовершенствованию в целях обеспечения оптимизации поиска необходимых сведений и повышения сохранности документов, содержащих генеалогическую информацию, как об отдельном лице, так и о семье.
Одновременно с сельскохозяйственной и поземельной переписью в 1917 г. проводилась перепись населения в городах и поселениях городского типа. Обе переписи 1917 г. имели единую программу, выработанную Всероссийским съездом земских, городских и правительственных статистиков (18-21 апреля 1917 г.).
Городская перепись охватывала все население, не затронутое сельскохозяйственной переписью.
В зависимости от количества квартир в городе устанавливалось число регистраторов и инструкторов по приблизительным нормам: за 1 рабочий день регистратору следовало описать 25 – 30 квартир, общая продолжительность работы – 3-5 дней.
При описании отдельных владений регистратор заходил к владельцу дома или к лицу его заменяющему, и при его участии составлял описание владения.
Далее регистратор переходил к переписи квартир и жителей в них, начиная с квартиры домохозяина.
Во владениях, занятых государственными и общественными учреждениями, бланк описания заполнялся руководителем учреждения.
Владения, занятые квартирами с более подвижным населением (гостиницы, постоялые дворы и т.д.), описывались в первый назначенный день переписи, и, по возможности, при участии инструкторов.
Основными первичными документами переписи служили:
— подворная ведомость (повладенная ведомость),
— поквартирная карточка.
Повладенная ведомость составлялась на каждое обособленное земельное владение и содержала 21 графу, в которых указывались: номер квартала, название улицы, номер домовладения, фамилия, имя и отчество домовладельца (полностью), перечень квартир с указанием фамилии, имени и отчества хозяев.
Поквартирная карточка составлялась на каждое жилое помещение с указанием
№ квартала, названия улицы, № владения и № квартиры, фамилии домовладельца и имен, отчеств и фамилий квартирохозяев или же названия учреждения, если помещение занято таковым.
Если кто-либо из живущих в квартире имел скот, то в соответствующих графах проставлялось его количество; если же кто-нибудь из живущих в квартире занимался земледелием, то на него заполнялся бланк сельскохозяйственной переписи.
В графах, расположенных внизу лицевой стороны карточки имелась характеристика квартиры, а именно: указывалось количество комнат и печей, тип освещения и отопления.
На оборотной стороне карточки имелся список лиц, живущих в квартире. У каждого из них указывалось имя, отчество и фамилия (если же фамилия одна и та же, то она написана только у квартирохозяина или главы семьи, а у остальных отмечено имя и отчество), отношение к квартирохозяину (жена, сын, дочь, прислуга и т. д.), пол, возраст, степень грамотности (грамотный, полуграмотный, учащийся) и, при необходимости, делались отметки о местонахождении лица на момент переписи и о постоянном или временном проживании его в городе. Например, в доме № 15 по ул. Яранская в г. Нолинске (квартал № 44) кроме Скрябина Николая Яковлевича – квартирохозяина, 38 лет, проживали: жена – Екатерина Васильевна, 38 лет, сыновья Гелий, 13 лет, и Яков, 3 лет; дочери Мария, 11 лет, и Надежда, 7 лет (ф. 574, оп. 6, д. 238 а).
В гостиницах и постоялых дворах временно проживавшие граждане записывались общим числом, но, если в гостинице имелись постоянно проживающие, то их записывали отдельно с указанием фамилии, имени и отчества.
При описании приютов, богаделен и монастырей, в которых проживание носило длительный характер, все обитатели переписывали поименно.
Повладенные ведомости и поквартирные карточки Всероссийской переписи городского населения 1917 года отложились по городам: Вятке, Малмыжу, Котельничу, Орлову, Нолинску, Сарапулу, Слободскому и Яранску. Хранятся эти материалы в фонде Вятского губернского статкомитета (ф. 574, оп. 6, всего 8 ед. хр.).
Таким образом, материалы данных переписей дают возможность исследователям получить ретроспективную информацию как генеалогического и биографического характера, так и сословного, имущественного и социально-бытового.

Источник

Различные статьи последних лет (2)

Социальная структура русского крестьянства Зауралья

(деревня Скилягино в 1917 году)

В первой половине XVIII века на Урале возник крупнейший в России индустриальный район, который в то же время представлял собой гигантский продовольственный потребительский рынок, следовательно, рядом должен был появиться такой же огромный производящий рынок, поставляющий продовольствие. И он возник в Зауралье (бывшая Исетская провинция). Ежегодно правления частных и казённых уральских заводов закупали здесь миллионы пудов хлеба (только в провиантских магазинах / складах Миасса хранилось 300 000 пудов зерна) 1 и прочих продуктов питания. Через Челябу и другие центры торговли огромные обозы из тысяч телег / саней везли зерно, муку, крупу на север, в Екатеринбург и Нижний Тагил, Касли и Златоуст.

В 1917 г. абсолютно все жители Скилягино приписные, то есть приписаны в здешнем сельском обществе. Сословие у всех домохозяев в подворной карточке записано как «быв. гос. кр.»: бывший государственный крестьянин, национальность – русский (в форме «великорусс»). Отчество в карточках указывалось ещё без «вич», например: Налетов Фёдор Терентьев (сын), а не Терентьевич. Земля в подворных карточках указана или надельная общинная (в списке проставлено просто «надельная») или общинная укреплённая отрубная (то есть в годы Столыпинской реформы все полосы были сведены в один участок – отруб, дом с огородом по прежнему оставался в деревне, а юридически земля укреплена, по современному приватизирована, и является уже личной собственностью домохозяина), тогда в карточке записано «надельная отрубная». Один душевой надел земли в Скилягино составлял 5,98 дес. (в карточках сначала часто были записаны другие данные, 5,79 дес., но потом перечёркнуты), в который входили 2,83 дес. пашни и 0,25 дес. покоса. А два надела, соответственно, составляли 11,96 дес. (5,66 пашни и 0,5 покоса) и т.д. Остальные угодья (выгон, пастбища, лесные заросли, неудобья и пр.) находились в фактическом общем, общинном пользовании.

Дворы с посевом до 2 дес.

С другой стороны в ряды малопосевных сельчан входили три молодых домохозяина, недавно создавших семьи, а также 7 дворов, из которых мужчин-домохозяев призвали в армию. Например, 24-летний Василий Фёдорович Журавлёв (№ 65) около 1914 г. «отделился от № 56» (Журавлёв Фёдор Егорович, 63 года, земли пять наделов, 10,66 дес. посева). Сыну отец выделил всего один надел так как были и другие сыновья. Василия призвали в армию, дома остались молодая жена (22 года) и двухлетний сын, посева было всего 1,75 дес., но лошади не имелось. Это хо стр. 457: зяйство, наверняка, велось в «сотрудничестве» и при поддержке отцовского. Практически у всех было по одному наделу земли, как у № 37 – Пермякова Алексея Ивановича 1-го, 37 лет, тоже призванного на войну. Дома оставались сыновья 12 и 10 лет, жена 32 года. Часть надельной земли сдавалась в аренду в чужое общество (1,33 дес. пашни), из скотины имелась лишь корова, засевалась 1 дес. яровой пшеницы.

«Просто» бедняков в Скилягино в 1917 г. насчитывалось всего 3 семьи Пермяковых, двое однонадельных и лишь (№ 119) Пермяков Матвей Зиновьевич, 45 лет, имел четыре надела земли (29,32 дес.), рабочую лошадь и 4 овцы, но засевал почему-то лишь 1,5 дес. пшеницы. Большую часть своих угодий он сдавал в аренду односельчанам. Для пропитания семьи (сын 3 года, брат 38 лет был в армии, жена 38 лет, дочери 17, 13 лет) требовалось приблизительно около 1,3 дес. (без брата). Жили скудно.

Дворы с посевом от 2,01 до 4 дес.

Вторую группу составляли семьи, где имелось в 1917 г. от 2,01 до 4 дес. Подобных хозяйств в Скилягино насчитывалось 33 из 124 (27%). Их можно охарактеризовать как обычные полунатуральные крестьянские хозяйства, обеспечивавшие себя собственным хлебом со своих полей, «трудовые» хозяйства по народнической терминологии того времени. Хлеба хватало в общем на пропитание, но излишка почти не имелось, уровень жизни был такой же скромный, если не бедный. Здесь главную роль играла обеспеченность семейства землёй. Почти половину во второй группе составляли дворы с одним наделом (17 из 33), но своей земли не хватало и в 11 дворах прибегали к аренде в своём обществе, в соседних деревнях или у учреждения (Крестьянского поземельного банка, Пермское отделение). Здесь уже держали достаточно скота, начал появляться дорогой усовершенствованный (фабричный) инвентарь. Так, (№ 13) Бугуев Алексей Матвеевич, 45 лет, имел один надел общинной земли (2,83 дес. пашни), дополнительно брал в аренду в Скилягино 1,5 дес. пашни и в какой-то соседней деревне ещё арендовал 2 дес. пашни и 3 дес. покоса. В Скилягино абсолютно преобладала кратковременная аренда на один год, точнее, на один посев / укос, рассчитывались только деньгами. Немало было в этом хозяйстве скота – 4 овцы, телёнок, корова, жеребёнок, рабочая лошадь до 4-х лет, рабочая лошадь старше 4-х лет, итого 9 голов. Засевалось в 1917 г. 3,33 дес. (0,25 озимой ржи, 2 пшеницы (1,5 на аренде), 1 овса по жнивью, 0,08 льна по жнивью). В Скилягино сохранялось экстенсивное землепашество, по непаханному полю под борону высевались овёс, лён и другие культуры, так называемые борноволочные посевы. Плодородные девственные чернозёмы позволяли получать хорошие урожаи и при такой примитивной обработке, хотя понятие примитивности относительно. Впоследствии именно здесь, на курганской земле, агроном Т.С. Мальцев будет разрабатывать почвосберегающие технологии, наиболее пригодные для степных чернозёмов, опираясь на вековой народный опыт. А хозяйство А.М. Бугуева уже многоотраслевое – сеял пшеницу и озимую рожь (наиболее засухоустойчивую культуру, дающую более гарантированные урожаи), овёс, а также лён, из которого вполне вероятно могли изготавливать домоткань, или же льняное семя продавалось. Свои имелись мясо, молоко и шерсть. Для этой семьи (жена – 37 лет, дочь – 15 лет) требовалась на пропитание примерно всего-навсего одна десятина засеянного хлеба. С учётом уплаты податей, семенного и фуражного зерна, урожай примерно с 1,5 дес. вполне мог пойти на продажу, или составить страховой запас на случай неурожая.

Близкая картина и во многих других дворах. Семейству (№ 109) Налетова Андрея Васильевича (33 года, сын 6, жена 32, дочери 11, 2 года) требовалось около одной десятины посева, а засевалось 3 дес., семейству (№ 111) Налетова Анисима Астафьевича (32 года, жена 26, дочери 7, 2 года) хлеба на пропитание было достаточно примерно столько же, а засевалось 2,66 дес. Это существенный вопрос. В советской (марксистской) историографии бедняцкими, с намёком на полупролетарский характер, дворами обычно считались хозяйства с посевами до 4 дес. Анализ под стр. 458: ворных карточек показывает, что крестьяне с посевом от 2 до 4 дес. представляли обычные (традиционные) хозяйства общинников, основанные на самообеспечении, с минимальным товарным излишком, который, в принципе, в степной засушливой зоне должен оставаться на крестьянском подворье на случай возможного неурожая, случавшегося здесь регулярно раз в пять лет.

Среди 33 хозяйств с посевом от 2,01 до 4 дес. в одном дворе было 1,5 надела земли, в 13 семьях имелось по два надела. Например, (№ 4) Абрамов Матвей Пантелеевич, 41 год (находился в армии), семья: сын 18 лет (тоже на службе), жена 40 лет и сноха 19 лет, ничего не арендовал, пользовался только двумя своими наделами земли – 11,96 дес., держал 8 голов скота (5 овец, телёнок, корова, рабочая лошадь). Посева было 3 дес. пшеницы, 0,5 дес. овса по жнивью, 0,08 дес. льна по жнивью, всего – 3,58 дес. На четырёх взрослых требовалось хлеба с 1,5 дес. посева, из остального урожая появлялся небольшой товарный излишек. Наконец, среди этой группы имелось по одному хозяйству на трёх- и четырёхземельных наделах. В среднем, среди крестьянских дворов Скилягино с посевом от 2,01 до 4 дес. на одну семью приходилось 2,93 дес. посева.

Дворы с посевом от 4,01 до 6 дес.

В следующую посевную группу вошли 21 хозяйство из 124 (17%) деревни Скилягино с посевом от 4,01 до 6 дес., в которых в среднем на двор приходилось уже по 4,8 дес. посева. С моей точки зрения это были однотипные хозяйства с предыдущей группой, но с более высоким уровнем жизни. Получавшийся товарный излишек целиком расходовался на повышенное, более качественное потребление семьи. И обеспеченность землёй здесь была выше: с одним наделом три двора, с двумя – 11, с тремя – шесть, с четырьмя – один. Свыше половины хозяев дополнительно арендовали угодья, единицы сдавали землю в аренду. На смену традиционным (деревянным) орудиям труда начинают приходить однолемешные плуги, некоторые обзавелись дорогим инвентарём. Так, (№ 74) Лихачёв Иван Михайлович, 40 лет (в армии), семья: сын 20 лет (тоже на службе), жена 42 года, купил жнейку, молотилку, веялку, держал 8 голов скота (2 свиньи, 3 овцы, корова, 2 рабочих лошади), засевал в 1917 г. 0,5 дес. озимой ржи, 3 дес. пшеницы, 1 дес. овса, всего – 4,5 дес. Урожай примерно с двух десятин целиком мог быть продан, но доход (до 100 руб.) оставался ещё невелик.

Даже в многолюдных семьях товарный излишек ориентировочно не превышал урожай с двух десятин посева, как в хозяйстве (№ 39) Пермякова Ивана Яковлевича, 56 лет, нетрудоспособный (семья: сыновья 26, 24 (оба в армии), 15 лет, жена 55 лет, дочери 18 и 11, сноха 23 года). Уже неработавший, видимо по состоянию здоровья, хозяин имел три надела земли – 8,49 дес. пашни, 0,75 дес. покоса, итого – 17,94 дес. Кроме того, он арендует в своём обществе 1 дес. покоса, у учреждения (Пермского отделения Крестьянского банка) – 3,75 дес. пашни (на 2 года) и сдаёт в аренду в своём обществе 2,34 дес. пашни (тоже на 2 года). Немного имелось скота – свинья, 2 овцы, телёнок, нерабочая лошадь, рабочая лошадь. Под посевом находилось 0,5 дес. озимой ржи по жнивью, 2,5 дес. пшеницы (2 на аренде), 1 дес. овса стр. 459: по жнивью, 0,12 дес. льна по жнивью, всего – 4,12 дес. Потребности семьи в продовольствии с учётом мобилизованных не превышали 2,5 дес. посева.

Дворы с посевом от 6,01 до 10 дес.

Земельная обеспеченность в этой посевной группе значительно выше: три двора с одним наделом, один имел полтора, восемь с двумя, одиннадцать с тремя, двое с четырьмя и один с пятью наделами. Для мелкотоварного зернового производства своих угодий не хватало и абсолютно все домохозяева из этой группы прибегали к аренде. Современного инвентаря по прежнему немного, часто встречаются однолемешные плуги, хотя кузнец (№ 33) Пермяков Владимир Матвеевич, 63 года, обзавёлся двумя однолемешными плугами, жнейкой, молотилкой, веялкой, косилкой. Держал немало скота (свинья, 11 овец, 3 телёнка, корова, 2 раб. лошади), засевал 9 дес.

На подворных карточках появляются записи о найме батраков. К примеру, (№ 85) Федотов Семеон Михайлович, 39 лет был в армии, семьёй (сын 3 года, жена 38 лет, дочь 12 лет, мать 70 лет) руководили женщины, которые видимо и взяли недостающую рабсилу. При доме жил работник 45 лет. Скота было 15 голов (6 овец, 3 телёнка, 2 коровы, жеребёнок, 3 рабочих лошади), под посевом 8,04 дес. Уровень жизни в таких «крепких середняцких» семействах был уже достаточно высок по деревенским меркам.

Дворы с посевом от 10,01 до 15 дес.

В дореволюционной статистике, как земской, так и государственной (при всероссийских сельскохозяйственных переписях), высшей посевной группой чаще всего считались хозяйства с посевом свыше 10 дес. При подобной величине посева размеры товарных площадей становились уже весьма значительными и получаемый доход исчислялся внушительными суммами. В 1917 г. в деревне Скилягино имелось 14 таких хозяйств, в среднем в каждом из них под посевом было 12,1 дес. посева. Хотя здесь доминировали достаточно крупные семьи, товарные посевы в разы превышали потребительские, предназначенные для пропитания своей семьи. Перед нами целенаправленное, чисто рыночное производство зерна на продажу. Например, (№ 45) семейство Пермякова Марка Васильевича, 57 лет, включало сыновей 30, 25, 22 лет (все в армии), жену 56 лет, дочерей 17, 15, 11 лет, сноху 30 лет. Им требовалось примерно три десятины посеянного хлеба, а было 14,62 дес. Урожай не менее чем с 10 десятин исключительно продавался, доход в пределах 400 руб.

стр. 460: Все хозяева этой группы участвовали в арендных отношениях, один сдавал землю. Вообще земли здесь у каждого было достаточно. Четверо по старинке обходились дедовским инвентарём, все прочие обзавелись фабричным, не редкость здесь жнейки, молотилки и пр., достаточно скота. Например, (№ 76) Лихачёв Михаил Андреевич, 80 лет, возглавлял обширную семью: сын 49 лет, внук 25 лет (в армии), правнук 3 года, внук 10 лет, жена 75 лет, внучка 4 года, сноха 48 лет, внучка 24 года. Имел четыре надела земли – 11,32 дес. пашни, 1 дес. покоса, итого – 23,92 дес., арендовал в чужом обществе 6 дес. пашни на 2 года, 4 дес. покоса. Купил однолемешный плуг и жнейку, держал 2 свиньи, 9 овец, 3 телёнка, 2 коровы, нерабочую лошадь и 4 рабочих лошади. Под посевом находилось 1 дес. озимой ржи, 7 дес. пшеницы, 2 дес. овса по жнивью на аренде, 0,25 дес. льна по жнивью, 0,25 дес. конопли, всего – 10,5 дес. Наверняка, именно посевы пшеницы и овса и предназначались для продажи.

Дворы с посевом свыше 15 дес.

Наконец, «верхушку» социума в Скилягино составляли самые многопосевные хозяева с посевом свыше 15 дес. – 8 дворов, в среднем на каждый приходилось более 20 дес. посева. Эти хозяйства в наибольшей степени являлись «типичными» предпринимательскими хозяйствами фермерского типа, средними по российским меркам той эпохи предпринимателями. Именно они производили основную часть товарной продукции в Российской империи и тем более в регионах к востоку от Урала, где не было помещиков.

Приведём полные сведения о всех восьми многопосевных дворах деревни Скилягино по переписи 1917 г. Знак (*) означает, что данное лицо в момент обследования находилось в армии, условия аренды проставлены в форме (1Д) – то есть земля взята на один год за денежную плату.

1) № 31 – Пермяков Иван Иванов 1-й, 66, сыновья 32*, 29*, 25*, внук 1, снохи 34, 29, 25, внучки 1, 16 лет. При доме жили работники 12 и 10 лет. Пять наделов. 3 однолемешных плуга, сеялка, 2 жнейки, молотилка, веялка, косилка, 3 телега на железном ходу.

Земля – надельная – 14,15 пашни, 1,25 покоса, итого – 29,9 (сначала было 28,95 – зачёркнуто в подворной карточке)

арендует в своём обществе 5,66 пашни (10Д), 0,5 покоса (10Д)

арендует в чужом обществе 29 пашни (2Д), 10 покоса (1Д)

Скот – 45 (4 свиньи, 22 овцы, 4 телёнка, 4 коровы, бык, 3 нерабочих лошади, 7 раб. лошадей)

Посева – 4 озимой ржи на арендованной земле, 18,5 яр. пшеницы (12 на арендованной земле), 8 овса по жнивью (6 на арендованной земле), 0,37 льна по жнивью, 0,08 конопли, всего – 30,95 дес. Пар – 7,86 (2,66 на арендованной земле) дес.

2) № 40 – Налетов Семён Иванов, 59, сыновья 36*, 26*, 18*, 16, внуки 6, 5, жена 58, снохи 25, 24, 19, внучка 7 лет. Шесть наделов (сначала было 7). Однолемешный плуг, телега на железном ходу.

Земля – надельная – 16,98 пашни, 1,5 покоса, итого – 35,88 (34,74 – зач.)

арендует в своём обществе 0,5 пашни (1Д)

арендует в чужом обществе 7 пашни (2Д), 8 покоса (1Д)

Скот – 35 (5 свиней, 15 овец, 4 телёнка, 4 коровы, 7 раб. лошадей)

Посева – 0,75 озимой ржи, 8,5 яр. пшеницы (0,5 на аренде), 5 овса по жнивью на аренде, 0,5 гороха по жнивью, 0,5 льна по жнивью, 0,5 конопли, всего – 15,75 дес.

3) № 49 – Заонегин Максим Зотов, 66, зять 48, внуки 30, 9, правнук 4, дочь 48, внучка 12, правнучки 6, 1, жена 66, внучка 30 лет. При доме жил работник 16 лет. Три надела. 2 однолемешных плуга, молотилка.

Земля – надельная – 8,49 пашни, 0,75 покоса, итого – 17,94 (17,37 – зач.)

арендует в своём обществе 8,83 пашни (12Д), 0,75 покоса (12Д)

арендует в чужом обществе 11 пашни (2Д), 5 покоса (1Д)

Источник

Оцените статью
Мебель
Adblock
detector