сотрудников каких сфер могут отстранить

klyuch rastenie vetka iney listya cepochka holod 90392 1280x720 Статьи

Сотрудников каких сфер могут отстранить

Трудовым кодексом РФ предусмотрена возможность отстранения работника от выполнения трудовых обязанностей: это возможно не только в случаях, предусмотренных ТК РФ и федеральными законами, но и иными нормативными правовыми актами РФ (абз. 8 ч. 1 ст. 76 ТК РФ).

И один из таких случаев – нарушение положений Федерального закона от 17.09.1998 № 157-ФЗ «Об иммунопрофилактике инфекционных болезней» (далее – Закон № 157-ФЗ).

В этом законе указано, что отсутствие профилактических прививок влечет:

При угрозе возникновения и распространения опасных инфекционных заболеваний главные государственные санитарные врачи и их заместители в регионах могут выносить постановления о проведении профилактических прививок гражданам или их отдельным группам по эпидемическим показаниям (подп. 6 п. 1 ст. 51 Федерального закона от 30.03.1999 № 52-ФЗ «О санитарно-эпидемиологическом благополучии населения» (далее – Закон № 52-ФЗ).

Такие полномочия подтверждают п. 1 и 2 ст. 10 Закона № 157-ФЗ и приказ Минздрава от 21.03.2014 № 125н, которым утверждены Национальный календарь профилактических прививок и Календарь профилактических прививок по эпидемическим показаниям (приложение № 2).

Таким образом, в календарь профилактических прививок по эпидпоказаниям внесена прививка от коронавируса. Она становится обязательной, если в субъекте РФ вынесено соответствующее постановление главного санитарного врача о вакцинации отдельных граждан или их категорий (работников отдельных отраслей).

Если такое решение об обязательности вакцинации по эпидпоказаниям принято и оформлено актом главного санитарного врача региона или его зама, то для работников, которые указаны в этом документе, вакцинация становится обязательной.

Следовательно, отказавшегося от прививки сотрудника работодатель вправе отстранить без сохранения заработной платы.

Более того: работодатель обязан отстранить от работы сотрудника, выразившего отказ от проведения вакцинации при отсутствии медпротивопоказаний. Основание – абз. 8 ч. 1 ст. 76 ТК РФ.

Если работа удалённая

Количество работников, которые должны быть привиты для предотвращения дальнейшей угрозы распространения коронавирусной инфекции, устанавливает главный санитарный врач региона.

Таким образом, сотрудники, работающие удаленно (дистанционно) при отказе от вакцинации и не имеющие противопоказаний к ней могут быть отстранены от работы.

Дистанционные работники подлежат обязательной вакцинации, если не имеют противопоказаний.

Как оформить отстранение

В случае отказа работника от вакцинации без уважительной причины к установленному сроку работодателю необходимо издать приказ об отстранения работника от работы без сохранения заработной платы. Основание для лишения зарплаты в этом случае – ч. 3 ст. 76 ТК РФ.

Форма приказа об отстранении работника в связи с отказом проходить обязательную вакцинацию – свободная. Работодатель может разработать её самостоятельно. При этом в приказе необходимо указать:

До издания такого приказа нужно получить от работника письменный отказ от вакцинации.

С приказом об отстранении следует ознакомить его под подпись.

Таким образом, сначала нужно запросить у работника письменный отказ от вакцинации, а затем оформить приказ об отстранении без сохранения зарплаты.

С какой даты отстранить

Дата отстранения от работы в связи с отказом от вакцинации зависит от сроков проведения вакцинации, определенных Главным санитарным врачом региона.

Руководители организаций и ИП в Москве обязаны были:

По мнению Роструда, отстранение от работы в связи с отказом работника от вакцинации должно быть оформлено с 15 августа 2021, если работником на эту дату не представил сертификат о вакцинации или документы, подтверждающие медицинские противопоказания к ней.

Перечень, форму, содержание, а также лиц, имеющих право выдавать такие документы, определяет Министерство здравоохранения РФ.

По закону работодатель отстраняет (не допускает к работе) сотрудника на весь период времени до устранения обстоятельств, ставших основанием для отстранения (ч. 2 ст. 76 ТК РФ). Комментируя эту норму, Роструд приводит довольно расплывчатую формулировку, что работодатель вправе отстранить «на период эпиднеблагополучия».

Если есть противопоказания

Правила об обязательной вакцинации не распространяются на тех, у которых есть противопоказания к ней, установленные методическими рекомендациями к порядку проведения вакцинации препаратами Гам-КОВИД-Вак, ЭпиВакКорона и КовиВак, которые подтверждены медицинским заключением.

По мнению Роструда, работодатель вправе требовать от работников, имеющих противопоказания к вакцинации от COVID-19, представить подтверждающие медицинские документы. В случае отказа работник подлежит отстранению от работы без сохранения заработной платы.

Источник

Обязательная вакцинация: как отчитаться и не разрушить работу компании

79bfdee98456a963a9388c7af64e0014

Какие документы у сотрудников требовать нельзя, но надо. Кого можно отстранять от работы из-за отказа от прививки. Какой локально-нормативный акт принять, чтобы работа компании продолжалась.

Как работать, если придётся отстранить большую часть персонала. Как заполнить отчёты и сколько раз их нужно отправлять чиновникам.

Готовьтесь доказать, что требования чиновников выполнили, и подавайте отчёты в срок. Внимательно читайте постановления. Соберите доказательства того, что вы выполнили требование постановления главного санитарного врача в регионе – привить определённый процент работников. Точные требования по процентам найдите в постановлении главного государственного санитарного врача вашего субъекта.

Чтобы доказать, что вы выполняете требования чиновников и главного санитарного врача по региону, вам нужны данные о вакцинации сотрудника или документы, которые подтверждают, что привиться он не может.

Работник привился

Попросите его показать QR-код. Проверьте, что он действителен и ведёт на сайт госуслуг. Сканируйте код с помощью приложения в телефоне.

Ни код, ни сертификат о вакцинации работника у себя не храните, иначе заплатите штраф за незаконный сбор и хранение персональных данных. При необходимости проверяющие сами смогут получить информацию.

Работнику прививка противопоказана

Сотрудники, которым вакцина противопоказана, прививаться не обязаны. Убедитесь, что у таких работников есть медицинское заключение о медотводе. Хранить у себя этот документ нельзя. Роспотребнадзор сможет самостоятельно запросить его в рамках межведомственного взаимодействия у специалистов медицинской организации.

По закону вы не имеете права требовать от работников ни сертификат о прививке, ни медицинское заключение. Письменно ничего не запрашивайте, чтобы не дать Роскомнадзору оштрафовать вас за нарушение в области персональных данных. Не наказывайте сотрудников, которые отказались предоставить вам документ.

Чиновники из Роструда объяснили, что работников, которые не могут сделать прививку из-за противопоказаний, отстранять от работы не надо, п. 8 письма Роструда от 13.07.2021 № 1811-ТЗ. Даже, если сотрудник, которому прививка противопоказана, трудится в одной из сфер, для которой вакцинация обязательна, он может продолжить работу. Решите отстранить такого работника, рискуете в случае, если он пожалуется в ГИТ, заплатить штраф до 50 000 руб., ч. 1 ст. 5.27 КоАП.

Роспотребнадзор пока не разъяснил, что делать с теми, у кого есть противопоказания. Всех работников, которые не вакцинировались, несмотря на то, что прививка для них стала обязательной, следует отстранять, абз. 4 ч. 2 ст. 5 Закона от 17.09.1998 № 157 – ФЗ «Об иммунопрофилактике инфекционных болезней». Исключений в законе нет.

Работник переболел коронавирусом

Тех, кто переболел коронавирусом в течение последних шести месяцев, на прививку не отправляйте – им вакцинироваться не надо. Учтите, что переболевшими считаются только те, кто обращался к врачу и кому диагноз поставили официально. Попросите таких работников показать вам QR – код или медзаключение, но не храните их.

Работник отказывается прививаться

Работники, которые отказываются сделать прививку по иным личным причинам, должны написать отказ, абз. 3 ч. 3 ст. 5 Закона об иммунопрофилактике. Этот отказ сохраните – он является основанием отстранить сотрудника от работы. Таких сотрудников необходимо отстранить от работы, абз. 8 ч. 1 ст. 76 ТК. Зарплату в течение всего периода, пока работника отстранили, ему платить не надо, ч. 3 ст. 76 ТК.

Отчетность

Не забывайте про отчёты. Нужно вам заполнять отчёт или нет, смотрите в постановлении главного санитарного врача или акте главы вашего региона.

О том, как заполнить отчёт о привитых сотрудниках мы писали тут

Первый отчёт — с информацией о вакцинации сотрудников однокомпонентной вакциной и о вакцинации первым компонентом — надо было сдать до 15 июля. Из-за того, что многие не успели сделать это вовремя, срок продлили до 22 июля. Второй — о вакцинации сотрудников вторым компонентом — до 15 августа включительно.

Не оставляйте персонал без зарплаты, маневрируйте, чтобы компания не разорилась

Вы обязаны отстранить без зарплаты всех непривитых сотрудников, для которых прививка обязательна. Срок отстранения – пока он не привьётся, либо пока главный санитарный врач региона не отменит своё постановление. Если таких сотрудников будет слишком много, работа компании может застопориться. Чтобы этого избежать, можно продолжать работу в ином формате. Придётся пойти на некоторые хитрости, чтобы и штраф не платить, и работу компании не останавливать.

Непривитых, для которых вакцинация обязательна, нельзя допускать к работе ни в какой форме. Альтернативы отправить их на удалёнку в законе нет. Если вы официально позволите непривитым продолжать трудиться, компанию ждет штраф до 500 000 руб., ст.6.3 КоАП.

Но неофициально вы можете договориться с работниками, которые могут работать дистанционно, что они перейдут на удалёнку. В таком случае труд работников придётся оплачивать особым образом.

Платить зарплату в период отстранения нельзя. Заменить её премией тоже не получится, так как премии являются частью зарплаты, ст. 129 ТК. А вот материальную помощь платить в период отстранения не запрещено.

Утвердите положение о матпомощи в период неблагополучной эпидемоилогической обстановки. Чтобы выплаты соответствовали утраченному заработку сотрудников, установите, что размер матпомощи равен или пропорционален зарплате. Укажите сроки выплаты, которые отличаются от дней зарплаты, чтобы проверяющие не заподозрили, что вы пытаетесь обойти закон.

Положение о матпомощи в период неблагополучной эпидемоилогической обстановки:

Предупредите работников, что период отстранения в любом случае не засчитывается в их стаж работы в организации, который даёт право на получение отпуска. Ознакомьте работников с положением под подпись. В расчётном листке укажите, что выплатили материальную помощь.

С матпомощи вы не должны отчислять взносы в страховые фонды, абз. 2 подп. 3 п.1 ст.422 НК, абз. 2 п. 3 ч. 1 ст. 20.2 Закона от 24.07.1998 № 125-ФЗ «Об обязательном социальном страховании от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний».

У такой системы работы есть несколько плюсов и минусов. Взвесьте их, прежде, чем использовать на практике.

Плюсы. Компания продолжает работать. Сотрудники не требуют заработок. Повышается их лояльность к работодателю, который находит способ их поддержать. При этом работники пусть и неформально, но трудятся удаленно, опасность для здоровья дистанционщиков и их коллег вы не создаёте.

Минусы. Матпомощь надо платить всем работникам, а не только тем, кто готов работать удалённо, – иначе ГИТ накажет за дискриминацию. Требовать от работника выполнять обязанности и привлекать к ответственности за плохую работу не получится – официально он будет отстранён и работать не должен, ст. 192, 193 ТК. Расходы на матпомощь нельзя учитывать как расход, чтобы уменьшить сумму прибыли, на которую начисляется налог, подп. 23 п. 1 НК.

67316761eeae4dbe0b005bd1019ca836

Консультирует по вопросам правильности расчёта заработной платы более восьми лет.

Читайте другие статьи автора в нашем блоге:

Источник

Аргументы при обжаловании отстранения от работы в связи с отказом от прививки против коронавирусной инфекции (в помощь юристам)

1. Неправильная квалификация отношений в связи с тем, что клинические испытания (исследования) вакцин не завершены и опыт их применения не наработан.

В соответствии с ч. 2 ст. 21 Конституции РФ, никто не может быть без добровольного согласия подвергнут медицинским, научным или иным опытам.

Согласно ст. 7 Международного пакта о гражданских и политических правах, принятого 16.12.1966 Резолюцией 2200 (XXI) на 1496-ом пленарном заседании Генеральной Ассамблеи ООН (есть в СПС «Консультант Плюс»), никто не должен подвергаться пыткам или жестокому, бесчеловечному или унижающему его достоинство обращению или наказанию. В частности, ни одно лицо не должно без его свободного согласия подвергаться медицинским или научным опытам. Российская Федерация является участником этих международного договора в качестве государства – правопреемника СССР.

В соответствии с ч. 1 ст. 36.1 Федерального закона от 21.11.2011 N 323-ФЗ «Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации» (далее – Закон N 323-ФЗ) клиническая апробация представляет собой практическое применение разработанных и ранее не применявшихся методов профилактики, диагностики, лечения и реабилитации при оказании медицинской помощи для подтверждения доказательств их эффективности.

Медицинская помощь в рамках клинической апробации оказывается при наличии информированного добровольного согласия (ч. 6 ст. 36.1 Закона N 323-ФЗ).

Прививки относятся к мерам профилактики заболеваний (ст. 30 Закона N 323-ФЗ).

Согласно п. 2 Правил проведения клинических и клинико-лабораторных испытаний (исследований) медицинских изделий, утвержденных решением Совета Евразийской экономической комиссии N 29 от 12.02.2016 (есть в СПС «Консультант Плюс»), под клиническими испытаниями (исследованиями) медицинского изделия понимается любое испытание (исследование) с участием человека в качестве субъекта испытания (исследования), проводимое с целью изучения безопасности и (или) эффективности испытуемого (исследуемого) медицинского изделия и (или) метода диагностики или лечения, связанного с его применением. Участие в таких испытаниях (исследованиях) допускается только при наличии информированного согласия участника (субъекта) испытания.

Вакцина как материал, предназначенный для профилактики заболеваний, является медицинским изделием (ст. 38 Закона N 323-ФЗ).

Соответственно, если речь идет об испытании конкретной вакцины как медицинского изделия либо о ее практическом применении как ранее не применявшегося метода профилактики, то должны действовать ч. 2 ст. 21 Конституции РФ и ст. 7 Международного пакта о гражданских и политических правах.

Учитывая, что клинические испытания (исследования) вакцин не завершены и опыт их применения не наработан (ключевое фактическое обстоятельство), с юридической точки зрения речь идет не об отказе от обязательных прививок, а об отказе от участия в медицинском опыте (клинической апробации, клиническом испытании (исследовании)), что невозможно без согласия участника (субъекта) испытания. И ни одним федеральным законом, а уж тем более подзаконным актом, это изменено быть не может, поскольку будет противоречить Конституции РФ и международному договору.

Ничего не меняет тот факт, что прививки против коронавирусной инфекции, вызываемой вирусом SARS-CoV-2, внесены в Календарь профилактических прививок по эпидемическим показаниям, утвержденный приказом Минздрава России от 21.03.2014 N 125н, и соответственно на основании ч. 2 ст. 5 Федерального закона от 17.09.1998 N 157-ФЗ «Об иммунопрофилактике инфекционных болезней» становятся обязательными для категорий работников, перечисленных постановление Правительства РФ от 15.07.1999 N 825 «Об утверждении перечня работ, выполнение которых связано с высоким риском заболевания инфекционными болезнями и требует обязательного проведения профилактических прививок».

Во-первых, это акты, которые должны соответствовать Конституции РФ И международным договорам, и соответственно на клинические испытания (исследования) и клиническую апробации они не распространяются (там обязательности быть не может).

Во-вторых, по логике правового регулирования обязательными такие прививки могут стать только после завершения испытаний исследований и наработке определенного опыта применения с согласия вакцинируемых.

2. Отказ от прививки не может признаваться правонарушением и соответственно за него не может применяться юридическая ответственность, в том числе невыплата заработной платы при отстранении от работы.

Его лучше использовать применительно к клиническим испытаниям (исследованиям) и клинической апробации (как следствие того, что там обязательности быть не может), тогда он логически вытекает из п. 1 и не усложняется вопросами, связанными с другими прививками, некоторыми решениями ЕСПЧ и т. д.

3. Необходимо поднимать вопрос о неконституционности ч. 2 ст. 5 Федерального закона от 17.09.1998 N 157-ФЗ «Об иммунопрофилактике инфекционных болезней» в части отсылки к такому институту трудового права как отстранение от работы.

4. Главные санитарные врачи как РФ, так и субъектов не вправе расширять перечень работников, установленный постановление. Правительства РФ от 15.07.1999 N 825 «Об утверждении перечня работ, выполнение которых связано с высоким риском заболевания инфекционными болезнями и требует обязательного проведения профилактических прививок».

В то же время, например, данный перечень Роструд в своем письме от 13.07.2021 N 1811-ТЗ почему-то даже не упомянул. Следует учитывать, что данное письмо не является нормативным актом и не может быть положено в основу судебного решения.

6. И опять о здравом смысле

Правовое регулирование и даваемые разъяснения его начисто лишены.

Помимо отстранения от работы в связи с отказом от прививки против коронавирусной инфекции работников, находящихся на дистанционной работе, можно привести следующие примеры.

Исходя из принимаемых решений нужно, чтобы привились 60 процентов работников, а отказавшиеся от прививки работники – должны быть отстранены. Интересно, как может работать предприятие, если у него 40, а может и более процентов, работников отстранены от работы.

Согласно письма Роструда от 13.07.2021 N 1811-ТЗ при наличии медицинских противопоказаний к вакцинации от COVID-19 и представления подтверждающих медицинских документов, работники не отстраняются от работы. То есть получается, что работник, отказавшийся от вакцинации, несет опасность и должен быть отстранен от работы, а работник, который не может сделать прививку по медицинским показаниям, не опасен и может ходить на работу.

Студентов, не прошедших вакцинацию, рекомендовано перевести на дистанционное обучение, а преподавателей необходимо отстранить.

Ну и т. д. Этот список можно продолжать достаточно долго и он постоянно расширяется.

В связи с этим можно поздравить всех юристов страны: российское право вступило в новый этап своего «развития», теперь суды нужно просить не только применять Конституцию РФ и международные договоры, но и руководствоваться здравым смыслом.

В российских реалиях это уже не шутка. С точки зрения доктрины права здравый смысл можно рассматривать как элемент человеческого вообще и юридического мышления в частности, без которого не обойтись при толковании и соответственно применении норм права.

Источник

Обязательная вакцинация, отстранение от работы непривитых сотрудников: экспертная оценка современных методов борьбы с COVID-19

eksperti dali otsenku sovremennim meram borbi s covid 19 200
lightsource/ Depositphotos.com

Пандемия новой коронавирусной инфекции, которая уже более полутора лет существует во всем мире, постоянно подталкивает российские власти к поиску новых методов борьбы с ней. Временный локдаун, жесткий масочный режим, социальное дистанцирование, перевод части сотрудников на удаленный режим работы – эти и другие меры позволили держать эпидемиологическую ситуацию под контролем, но оказались недостаточными для полной победы над вирусом.

В настоящее время федеральные власти, эпидемиологи и инфекционисты видят в качестве единственного действенного метода борьбы с COVID-19 вакцинацию. Массовая вакцинация в нашей стране стартовала в декабре 2020 года, однако на данный момент ее уровень в России по сравнению с европейскими странами относительно невысок (по экспертным оценкам, 20% против 60% соответственно). Поэтому в топе тенденций последних месяцев – не только активная пропаганда антиковидных прививок, но и поиск новых механизмов стимулирования граждан к вакцинации – причем не только позитивных (например, введение программы «Миллион призов #ПобедимCOVIDВместе» для пожилых москвичей, которые до 1 июля за прививку могли получить подарочную карту на 1 тыс. призовых баллов или электронный сертификат с тем же номиналом, которые можно потратить на покупку товаров или оплату услуг), но и негативных. В числе последних – возможность отстранения от работы тех сотрудников, которые подлежат обязательной вакцинации, но отказываются от нее.

Все важные документы и новости о коронавирусе COVID-19 – в ежедневной рассылке Подписаться

Правовым, медицинским и политическим аспектам этой и других антиковидных мер была посвящена пресс-конференция на тему: «Нет вакцины – нет зарплаты. Санкции для непривитых становятся неизбежны?». В качестве экспертов выступили член Комитета Госдумы по бюджету и налогам Евгений Фёдоров, Президент Союза профсоюзов России Дмитрий Галочкин и Президент Союза адвокатов России Игорь Трунов.

Правовой аспект обязательной вакцинации и негативных последствий за отказ от нее в настоящее время является наиболее проблематичным. Несмотря на наличие в Федеральном законе от 17 сентября 1998 г. № 157-ФЗ «Об иммунопрофилактике инфекционных болезней» (далее – Закон № 157-ФЗ) прямой нормы, предусматривающей в числе негативных последствий отсутствия профилактических прививок отказ в приеме граждан на работы или отстранение граждан от работ, выполнение которых связано с высоким риском заболевания инфекционными болезнями (ч. 2 ст. 5 Закона № 157-ФЗ), существует ряд нерешенных противоречий. На некоторые из них обратил внимание Игорь Трунов. В первую очередь, у эксперта вызывает сомнение законность расширения главным государственным санитарным врачом региона перечня работников, подлежащих обязательной вакцинации.

Именно к указанным видам работ применима норма об отказе в приеме на работу или отстранение от работы непривитых сотрудников.

Однако эксперт подчеркнул, что реализованное в региональных постановлениях право главных государственных санитарных врачей субъектов РФ принимать решения (п. 2 ст. 10 Закона № 157-ФЗ) о проведении профилактических прививок по эпидемическим показаниям – а профилактическая прививка против коронавирусной инфекции, вызываемой вирусом SARS-CoV-2, включена в Календарь профилактических прививок по эпидемическим показаниям – вышло далеко за пределы указанного правительственного перечня. Так, например, в Постановлении Главного государственного санитарного врача по г. Москве от 15 июня 2021 г. № 1 «О проведении профилактических прививок отдельным группам граждан по эпидемическим показаниям» речь идет об обязательной вакцинации против COVID-19 работников торговли, салонов красоты, сфер бытовых услуг, общественного питания, МФЦ, транспорта общего пользования, такси, соцзащиты и соцобслуживания, ЖКХ и т. д. В рассматриваемом контексте пересекаются с перечнем, утвержденным Правительством РФ, только работники сферы образования и частично – здравоохранения.

В связи с этим представитель адвокатуры указал не только на безосновательное расширение перечня работников, подлежащих обязательной вакцинации – ведь в числе полномочий региональных главных санитарных врачей нет полномочий по подмене Правительства РФ, по изменению или дополнению решений кабинета министров, но и на то, что перечень 1999 года является более профессиональным и проверенным временем.

Что касается недавнего Письма Роструда от 13 июля 2021 г. № 1811-ТЗ, в котором приводятся пояснения относительно возможности отстранения работников, подлежащих обязательной вакцинации, от работы на основании абз. 8 ч. 1 ст. 76 Трудового кодекса, то, по мнению адвоката, оно не только не носит нормативного характера, но и содержит противоречивые тезисы. Например, в одних пунктах говорится о праве работодателя отстранить отказавшегося от прививки сотрудника от работы без сохранения зарплаты (абз. 5 п. 1, п. 6 Письма), а в других – о его обязанности это сделать (п. 5, п. 8 Письма).

В целом Игорь Трунов видит два пути решения указанных проблем – расширение Правительством РФ перечня работ, выполнение которых требует обязательной вакцинации, либо корректировка решений главных санитарных врачей о введении обязательной вакцинации некоторых категорий работников.

Относительно увольнения с работы за отказ от вакцинации эксперт высказался однозначно – такое действие со стороны работодателя является незаконным, поскольку перечень закрепленных в ч. 1 ст. 77 ТК РФ оснований прекращения трудового договора не содержит такого основания, как увольнение в связи с отказом от профилактических прививок. «Основная работа должна вестись на уровне убеждения, а не отстранения и тем более – увольнения», – подытожил он.

Признавая несовершенство правового обеспечения борьбы с пандемией, участники мероприятия полагают, что было бы более рационально принять федеральный акт, содержащий нормы о мерах борьбы с COVID-19, а не отдавать решение этих важных вопросов на региональный уровень. Так, Дмитрий Галочкин призывает переводить антиковидные решения на уровень актов Правительства РФ и Президента РФ, предусматривая при этом помимо «кнута» также «пряники». А по мнению депутата Госдумы Евгения Фёдорова, законодательного акта более высокого уровня о введении жестких мер борьбы с пандемией нет, поскольку принимаемые меры не могут противоречить Конституции Российской Федерации, а в ней приоритет прав человека доминирует над общим благом общества, то есть персонифицированное доминирует над национальным. «Мы не можем ввести жесткие законы по борьбе за выживание российского народа и государства. Чтобы использовать более жесткие меры в рамках правового поля, нужно иметь правовую систему суверенного типа», – подчеркнул он.

На политическом аспекте современных мер борьбы с новой коронавирусной инфекцией остановился депутат Госдумы Евгений Фёдоров. Он отметил, что главная проблема России состоит в незавершенности конституционной реформы, которая бы предоставила стране больший суверенитет в решении вопросов, связанных с антиковидными мерами. То есть, чтобы власти могли разрабатывать свою стратегию действий в случае серьезных эпидемий, а не руководствоваться теми методами, которые предписывает ВОЗ. Эксперт напомнил, что в советское время использовался метод карантина – когда выдавались продовольственные пайки по месту нахождения человека и на определенный период полностью прекращалось распространение эпидемии. Депутат уверен, что если бы в самом начале эпидемии Россия ввела хотя бы пограничный карантин (пересечение границы с обязательной двухнедельной самоизоляцией), то заболевание не достигло бы таких масштабов.

«Мы находимся в очень узком коридоре возможностей, вызванном особенностями нашей Конституции РФ и особенностями статуса российской структуры управления», – подчеркнул эксперт, добавив, что слабая позиция РФ с точки зрения проведения своей политики является главной проблемой, требующей решения, потому что она касается не только эпидемии, но и экономики, социальной сферы, уровня жизни. «Надо менять принципы устройства страны, как и предлагал Президент РФ – деофшоризация, изменение принципов Банка России, национализация капитала, национализация судебной системы – на суверенные», – заключил парламентарий.

С тезисом Евгения Фёдорова о том, что более точечно должна быть отработана система госуправления в области потребительских отраслей, с которыми соприкасаются массы людей, согласился и Дмитрий Галочкин. Он считает, что в действиях властей нужна последовательность, потому что «непредсказуемые действия со стороны власти порождают недоверие со стороны людей». Отношение общества к вводимым мерам хорошо иллюстрирует пример с QR-кодами в Москве. «Есть недоверие к органам власти сначала в связи с введением QR-кодов, потом – их отменой. Многие в этой сфере считают себя обманутыми, потому что одни поддались призыву и пошли прививаться, другие этого не сделали, и через какое-то время QR-коды отменили», – отметил эксперт, добавив, что многие из тех, кого введение QR-кодов стимулировало сделать прививку, не пойдут прививаться вторым компонентом вакцины.

Немаловажным здесь является и контроль за пропагандой, отлаженная информационная работа – управление этими процессами тоже требует повышенной эффективности. А в целом необходимы логичные и последовательные действия с подробным разъяснением для людей, уверен Президент Союза профсоюзов России.

Что касается медицинского аспекта, то эксперты единогласно признают важность вакцинации. Евгений Фёдоров считает, что нужно поднять уровень вакцинации до европейских показателей. «Это вопрос национальной безопасности. Общественный здравый смысл должен быть», – заключил эксперт. Но необходима разумная политика без избыточных требований – возможно, не всех работников необходимо подвергать обязательному медицинскому контролю, включая вакцинацию, а только часть из них, которая непосредственно работает с людьми.

«Я считаю, что эпидемия надолго – пока мы не найдем метод защиты нашего народа, то есть введение карантина или поднятие уровня вакцинации, чтобы он сработал как механизм обеспечения безопасности народа и государства», – подытожил парламентарий. При этом права на вакцинацию должны быть реализованы на 100%, а если возникает ситуация с нехваткой вакцины, из-за которой работник не успевает к назначенному сроку привиться, то вопрос безопасности услуги, оказываемой таким работником, должен быть выше вопроса трудовых прав работника.

В свою очередь, Игорь Трунов предложил организовать горячую линию, где бы врачи-эпидемиологи, инфекционисты давали профессиональные ответы гражданам по вакцинации. Это предотвратит ситуацию, когда врачи, не являющиеся специалистами в области вакцинации, дают непрофессиональные комментарии по поводу прививок или критикуют своих коллег-медиков. «Такие советы в рамках этического поведения должны наказываться», – считает эксперт. Между тем, профессиональные врачи тоже должны нести ответственность за распространение сведений, не соответствующих действительности. Но в целом медицинская информация, касающаяся вируса, вакцин и т. д. должна быть общедоступной. Кроме того, он призвал использовать опыт прошлых лет – например, посмотреть действовавший в дореволюционный период карантинный кодекс, в котором имеются ответы на многие вопросы, накопившиеся в том числе и за период текущей пандемии.

В ходе конференции Дмитрий Галочкин обратил внимание на неразумность призывов к отказу от вакцинации и призвал подумать над мерами борьбы с такими призывами. А Евгений Фёдоров сравнил призывы к отказу от вакцинации против COVID-19 с призывами к суициду. «Наряду с запретом пропаганды курения и алкоголя должен быть запрет пропаганды против своего здоровья, включая прививочную кампанию», – заметил депутат.

Что касается вакцинации детей, то здесь мнения экспертов едины – дети должны будут делать соответствующую прививку, иначе они могут быть ограничены в возможности зачисления в образовательные учреждения. Евгений Фёдоров напомнил, что с самого рождения детям делают прививки – против вирусного гепатита В, туберкулеза, пневмококковой инфекции, дифтерии, коклюша, столбняка и т. д. «По 15 вакцин у каждого человека, который сейчас живет в нашем государстве. И если человек отказывается от 16-ой, это не здравый смысл, это пропаганда», – уверен он.

Стоит признать, что федеральные власти знают об обсуждаемых на мероприятии проблемах и пытаются предпринимать шаги по их решению. В частности, на сегодняшнем заседании президиума Координационного совета при Правительстве РФ по борьбе с распространением новой коронавирусной инфекции на территории РФ премьер-министр Михаил Мишустин отметил, что ситуация с коронавирусом по-прежнему остается напряженной. Он признал, что на сегодняшний день самым эффективным способом защиты от COVID-19 остается вакцинация. И несмотря на то что в целом по стране за последнее время ее темпы выросли почти вдвое, ситуация по регионам различается. «Очень важно рассказывать людям о необходимости сделать прививку, о том, какие препараты есть в наличии, отвечать на интересующие вопросы, чтобы у них не оставалось сомнений», – подчеркнул Председатель Правительства РФ.

Источник

Оцените статью
Мебель
Adblock
detector